Страницы истории

Нарастание событий на Дальнем Востоке

Начиная с 1931 года японцы настойчиво расширяли свои плацдармы на Азиатском материке за счет Китая, который был ослаблен внутренним конфликтом, в ущерб американским и английским интересам в этом районе. В 1931 году японцы вторглись в Маньчжурию и превратили ее в своего сателлита. В 1932 году они проникли на территорию собственно Китая и с 1937 года непрерывно предпринимали усилия по установлению контроля над этой обширной территорией. Однако, увязнув в трудностях партизанской войны, они в конечном итоге стали пытаться найти решение этой проблемы в осуществлении дальнейших экспансионистских планов в южном направлении, стремясь отрезать Китай от внешних источников снабжения.

После того как в 1940 году Гитлер захватил Францию и Нидерланды, японцы, воспользовавшись беспомощностью Франции, угрозами заставили ее согласиться на «покровительственную» оккупацию Французского Индокитая.

В ответ на эти действия президент Рузвельт 24 июля 1941 года потребовал вывода японских войск из Индокитая и для подкрепления своего требования отдал 26 июля распоряжение о замораживании всех японских активов в Соединенных Штатах и установлении эмбарго на поставки нефти в Японию. Одновременно сходные меры провел премьер-министр Великобритании Черчилль, а через два дня согласилось принять такие же меры и находившееся в изгнании в Лондоне правительство Нидерландов. Это означало, как заметил Черчилль, что «Япония одним ударом лишилась своих жизненно важных источников нефти».

При рассмотрений этих проблем раньше, еще в 1931 году, всегда считалось, что такой парализующий удар вынудит Японию прибегнуть к войне как к единственной альтернативе краха или к отказу от проведения своей политики. Примечательно, что Япония воздерживалась от нанесения удара более четырех месяцев, пытаясь договориться об отмене эмбарго на нефть. Правительство Соединенных Штатов отказалось отменить свой запрет, пока Япония не уйдет не только из Индокитая, но и из Китая. Ни от одного правительства (и меньше всего от японского) нельзя было ожидать, что оно пойдет на такие унизительные условия и согласится на такое унижение, поэтому с последней недели июля имелись все основания в любой момент ожидать начала войны на Тихом океане. Таким образом, прежде чем японцы нанесли удар, американцы и англичане получили отсрочку на четыре месяца. Однако эта пауза не была в достаточной мере использована для подготовки обороны.

Утром 7 декабря 1941 года японское оперативное соединение в составе шести авианосцев нанесло сокрушительный удар с воздуха по Пёрл-Харбору — американской военно-морской базе на Гаванских островах. Удар был нанесен до объявления войны, как и в 1904 году при нападении на Порт-Артур — первом ударе Японии в войне против России.

До начала 1941 года Япония в случае войны против Соединенных Штатов планировала использовать главные силы своего флота в южной части Тихого океана для нападения на Филиппинские острова и действий против американского флота, который мог быть направлен для поддержки войск на этих островах. На такие действия японцев рассчитывали и американцы, и их предположения подтверждала осуществленная Японией незадолго до этого оккупация Индокитая.

Однако адмирал Ямамото разработал новый план — внезапное нападение на Пёрл-Харбор. Ударное соединение прошло далеким кружным путем через Курильские острова и приблизилось, не будучи обнаруженным, к Гавайским островам с севера, а затем с кораблей, находившихся на удалении около 300 миль от Пёрл-Харбора, в воздух поднялись 360 самолетов. Из восьми американских линейных кораблей четыре было потоплено, один выброшен на берег, остальные получили серьезные повреждения. За час с небольшим японцы обеспечили себе контроль над всеми районами Тихого океана.

Этот удар открыл японцам путь для беспрепятственного захвата с помощью десантных операций американских, английских и голландских территорий в районе Тихого океана. Главная ударная группа японских кораблей направилась к Гавайским островам. Другие военно-морские соединения сопровождали конвои с войсками в юго-западную часть Тихого океана. Почти одновременно с нападением на Пёрл-Харбор началась высадка десантов на Малайском полуострове и на Филиппинах.

Целью высадки десанта на Малайском полуострове был захват крупной английской военно-морской базы в Сингапуре. Однако японцы не пытались овладеть ею с моря, то есть они не предприняли таких наступательных операций, к отражению которых оборона англичан в основном и была предназначена. Для подхода к этой базе японцы избрали далеко не прямой путь. В Кота-Бару, на северо-восточном побережье Малайского полуострова, они высадили десант для захвата аэродромов и отвлечения внимания. Главные же силы высадились на Сиамском перешейке полуострова, примерно в 500 милях к северу от Сингапура. От этих мест высадки на крайнем северо-востоке японские войска по западному побережью полуострова устремились на юг, последовательно обходя с флангов оборонительные рубежи, где их пытались остановить английские войска.

Японцы воспользовались не только тем преимуществом, которое им обеспечил выбранный неожиданно для противника столь трудный маршрут, но и возможностями просачивания войск в условиях густой растительности. После шестинедельного отступления английские войска в конце января 1942 года вынуждены были уйти с материка на остров Сингапур. В ночь на 8 февраля японцы предприняли штурм острова через пролив шириной около одной мили. Высадившись на берег во многих местах, они мелкими группами просочились через боевые порядки противника на широком фронте. 15 февраля обороняющиеся войска капитулировали. С их капитуляцией был потерян ключ к юго-западной части Тихого океана.

8 декабря 1941 года японцы напали на английскую базу в Гонконге и к рождественским праздникам вынудили капитулировать гарнизон этой колонии.

На Лусоне, главном острове Филиппин, за первыми десантами к северу от Манилы быстро последовала высадка десанта в тылу защитников столицы. Этот разобщающий маневр и угроза попасть под удар по сходящимся направлениям вынудили \225 — Рис. 8 и 9\ американские войска оставить большую часть острова и еще до конца декабря 1941 года отойти на небольшой полуостров Батаан. Здесь их позиция была открыта для нападения только с фронта на узком участке, и им удалось продержаться до апреля 1942 года.

Задолго до этого, и даже еще до падения Сингапура, волна завоеваний японцев распространилась на Малайский архипелаг. 11 января 1942 года на островах Борнео и Целебес высадился первый десант, а 24 января там высадились более крупные силы. Через пять недель, 1 марта, японцы предприняли нападение на Яву — сердце Голландской Восточной Индии, предварительно изолировав этот остров фланговыми обходными маневрами. Меньше чем через неделю вся Ява была в их руках.

Казалось, неминуемая угроза нависла над Австралией, но японцы вдруг основные усилия сосредоточили в противоположном, западном направлении с целью захвата Бирмы. Развернув наступление на широком фронте из Таиланда на Рангун, японцы стремились косвенно решить главную свою задачу на Азиатском материке — парализовать сопротивление Китая. А ведь через порт Рангун по Бирманской дороге шли англо-американские поставки боевой техники в Китай.

В то же время этот маневр был частью хитроумно задуманного плана, который предусматривал завершить завоевание западных подступов к Тихому океану и создать мощный барьер на главных путях возможного в будущем англо-американского наступления по суше. Рангун пал 8 марта. В течение последующих двух месяцев английские войска были изгнаны из Бирмы и отошли через горы в Индию.

Таким образом, японцы обеспечили себе настолько выгодную по природным условиям прикрывающую позицию, что любая попытка со стороны союзников возвратить эти районы столкнулась бы с серьезными трудностями.

Прошло немало времени, прежде чем союзники накопили силы, достаточные для того, чтобы попытаться возвратить захваченные Японией территории. Они приступили к выполнению этой задачи с юго-востока. Союзники воспользовались теми преимуществами, которые давала Австралия как огромная база, находившаяся поблизости от цепи японских аванпостов.

За пределами Европы и Северной Америки Япония была единственной страной с высоким уровнем промышленного развития. Этого положения она достигла благодаря быстро осуществлявшемуся процессу модернизации экономики, который начался давно, еще в эпоху Мэйдзи. И тем не менее по своей сути японское общество оставалось феодальным, где высокое положение занимал не промышленник и не торговец, а воин. Император был священной персоной, а правящий класс всемогущим. Военные пользовались огромным влиянием. Патриотичные до фанатизма и нередко весьма враждебно настроенные к иностранцам, японцы мечтали установить господство над всей Восточной Азией, в особенности над Китаем. С 30-х годов XX столетия путем угроз и убийств своих политических противников военные фактически установили полный контроль над японской политикой.

На оценку Японией политических и стратегических проблем в значительной степени влиял тот факт, что она ни разу не терпела поражения с тех пор, как вступила на путь модернизации экономики. Вера японцев в свою непобедимость широко распространилась после войны с Россией в 1904–1905 годах, когда вооруженные силы Японии как на суше, так и на море доказали, что в господстве европейцев над остальными народами мира может быть пробита брешь.

В августе 1914 года Япония, как союзник Великобритании с 1902 года, захватила немецкие концессии в Китае, а также Маршалловы, Каролинские и Марианские острова в Тихом океане, которые являлись немецкими колониями. Эти приобретения Японии были подтверждены в 1919 году Версальским договором, который фактически закрепил за Японией права державы, господствующей в западной части Тихого океана. Японцы, однако, не удовлетворились этими военными приобретениями и считали свою страну «обделенной», подобно Италии. По этим причинам японцы даже начали считать, что у них есть нечто общее с Италией и Германией.

Но им пришлось испытать чувство разочарования после неудачной попытки Японии установить контроль над Китаем в 1915 году. Тогда Японии из-за американского протеста пришлось взять обратно свое «21 требование».

Примечательно, что после японо-китайской войны 1895 года Китай стал главным объектом японской экспансии. В конце Первой Мировой войны руководство военно-морских сил, проводившее императорскую военную политику, считало основным потенциальным противником Японии Соединенные Штаты. Однако командование сухопутных войск с большой опаской относилось к Советской России и ее крупные сухопутные силы на Дальнем Востоке рассматривало как весьма серьезное препятствие для реализации замыслов Японии на Азиатском континенте.

В 1921–1924 годах Японии пришлось пережить ряд унижений. Сначала англичане вежливо отклонили предложение продлить союз с Японией. Этому разрыву в известной степени способствовали экспансионистские намерения японцев в районе Тихого океана, однако окончательный разрыв произошел под сильным давлением Америки. Японцы восприняли это как оскорбление и расценили как свидетельство того, что народы белой расы объединяются против них. Когда же Америка последовательно приняла ряд законодательных мер по ограничению въезда японских иммигрантов, возмущение японцев усилилось. Кульминационной точкой стал закон 1924 года, исключивший азиатов из числа иммигрантов. Двойное унижение вызвало сильное негодование в Японии.

Как раз в это время англичане объявили о своих планах построить дальневосточную военно-морскую базу в Сингапуре, пригодную для базирования крупных кораблей. Эта база явно предназначалась для сдерживания действий Японии, и японцы истолковали эту меру как вызов.

Все это навесило ущерб авторитету японских политических лидеров. Они все больше подвергались критике внутри страны за то, что согласились на пропорцию 3: 5: 5, установившую соотношение предельного тоннажа боевых флотов Японии, США и Англии в соответствии с Вашингтонским договором об ограничении морских вооружений 1921 года. Другими поводами для недовольства послужили соглашение о возвращении Китаю провинции Шаньдун, а позже подписание Договора девяти держав 1922 года, гарантировавшего целостность Китая.

По иронии судьбы Вашингтонский договор только способствовал последующим экспансионистским шагам Японии: контроль за ней на Тихом океане ослаб, так как создание и укрепление запроектированных американских и английских баз в этом районе задерживалось. К тому же Японии стало легче избегать установленных ограничений по калибру морских орудий и водоизмещению кораблей. После тринадцати лет она открыто аннулировала этот договор.

Мировой экономический кризис, разразившийся в 1929 году, подорвал позиции более либеральных политических лидеров Японии. Рост недовольства в стране использовали милитаристы, утверждавшие, что только экспансия позволит преодолеть экономические затруднения.

«Мукденский инцидент» в сентябре 1931 года командование японской армии использовало как предлог и возможность для вторжения в Маньчжурию и превращения ее в марионеточное государство Маньчжоу-Го. Японские войска, охранявшие Южно-Маньчжурскую железную дорогу по праву, предусмотренному договором, напали на китайские гарнизоны в Мукдене и соседних городах и разоружили их под предлогом ликвидации угрозы нападения. В этой полной неясностей обстановке японцам в течение последующих месяцев удалось захватить всю Маньчжурию. Эту оккупацию не признали Лига Наций и Соединенные Штаты, а протесты и широкая критика дали японцам повод в 1933 году выйти из Лиги Наций. Тремя годами позже Япония объединилась с нацистской Германией и фашистской Италией в антикоминтерновском пакте.

В июле 1937 года еще один весьма подозрительный «инцидент» — якобы имевшее место столкновение у моста Марко Поло — привел к тому, что японская Квантунская армия вторглась на территорию Северного Китая. В течение последующих двух лет масштабы вторжения росли, но японцы все больше увязали в борьбе против китайских националистических сил, возглавляемых Чан Кай-ши, а при нападении на Шанхай летом 1937 года получили отпор. Впрочем, это пошло им только на пользу, так как побудило устранить некоторые недостатки в тактике и несколько умерить чрезмерное самомнение, развившееся у японцев после победы в русско-японской войне. Окончательно по их самомнению был нанесен удар Красной Армией в столкновении, возникшем в результате спора о границе Западной Маньчжурии. Здесь, в районе Намангана, около 15 тыс. японских войск попало в окружение, а затем, когда в августе 1939 года русские подтянули пять механизированных бригад и три стрелковые дивизии, свыше 11 тыс. японских войск было уничтожено.

Неожиданное известие о советско-германском пакте вызвало резкое изменение политического курса японского правительства: к власти вновь пришли умеренные круги. Однако так продолжалось лишь до завоевания Гитлером Западной Европы в 1940 году. В июле 1940 года командование японской армии добилось прихода к власти правительства во главе с принцем Каноэ — сторонником политики стран оси. После этого японская экспансия в Китае усилилась, а в конце сентября Япония подписала Тройственный пакт с Германией и Италией, в соответствии с которым эти три державы обязались выступить против любой другой страны, присоединившейся к союзникам. Пакт был направлен главным образом против вмешательства со стороны Америки.

В апреле 1941 года японцы еще больше, укрепили свое положение, заключив пакт о нейтралитете с Советской Россией. Это позволило им высвободить войска для экспансионистских операций в южных морях. Но даже тогда подозрительность по отношению к России и ее намерениям заставила японцев использовать для проведения таких операций только 11 дивизий, в то время как в Маньчжурии они держали 13 дивизий, а в Китае — 22.

24 июля японцы при попустительстве правительства Виши захватили Французский Индокитай. Через два дня президент Рузвельт «заморозил» все японские активы, а вслед за этой мерой аналогичные шаги предприняли английское и голландское правительства.

Япония импортировала 88 % нефти, потребляемой ею в мирное время. В момент установления эмбарго ее запасов нефти хватило бы в мирное время на три года, а при интенсивном расходовании в условиях войны — на вдвое меньший срок. Более того, обследование, проведенное военным министерством Японии, показало, что эти запасы будут израсходованы еще до окончания трехлетнего периода, который считался необходимым для завершения войны в Китае, где победа казалась теперь особенно важной. Единственным доступным для Японии источником остались нефтяные промыслы в Голландской Восточной Индии. Можно было предположить, что при угрозе захвата этих промыслов Японией голландцы приведут в негодность оборудование, однако в этом случае японцы могли восстановить работу промыслов раньше, чем их запасы нефти истощились бы. Нефть с Явы и Суматры могла бы спасти положение и помочь завершить завоевание Китая.

Завоевание Голландской Восточной Индии, включая Малайю, позволило бы Японии завладеть также четырьмя пятыми мирового производства каучука и двумя третями мирового производства олова. Это не только было бы чрезвычайно ценным приобретением для Японии, но и ощутимо ударило бы по ее врагам.

Таковы были основные факторы, которые пришлось учитывать Японии после объявления США эмбарго на торговлю с нею. Япония оказалась перед выбором: или отказ от своих честолюбивых замыслов, или захват нефтяных источников и необходимость сражаться против объединившихся стран Европы и Северной Америки. Это была исключительно жесткая альтернатива. Смягчения эмбарго можно было бы добиться, уйдя из Индокитая и прекратив экспансию на юг, но тогда сама Япония оказалась бы слабее и в меньшей степени могла бы противостоять дальнейшему нажиму со стороны Соединенных Штатов.

Естественное колебание при решении вопроса «все или ничего», возможно, объясняет загадку, почему японцы с таким запозданием нанесли удар и отложили окончательное решение на четыре месяца. Военное руководство, естественно, было заинтересовано получить достаточное время для завершения подготовки и детального обсуждения стратегии, которой следовало придерживаться. Некоторые оптимисты надеялись, что Америка, возможно, останется в стороне, если Япония ограничится захватом территорий, принадлежащих Нидерландам и Англии.

6 августа Япония обратилась к Соединенным Штатам с просьбой отменить эмбарго. Американцы же приняли решение в случае войны удерживать все Филиппинские острова. Тогда японцы обратились к США с новой просьбой: прекратить переброску американских подкреплений в этот район.

Через два месяца острые политические разногласия привели к тому, что правительство Каноэ было заменено правительством во главе с генералом Тодзио. Это событие, по-видимому, сыграло решающую роль, хотя и не положило конца спорам. Решение о войне было принято лишь 25 ноября. Одним из факторов, ускоривших это решение, явилось сообщение о том, что запасы нефти в стране за период с апреля по сентябрь сократились на 25 %.

И тем не менее 25 ноября главнокомандующий японским объединенным флотом адмирал Ямамото получил указание, что нападение на Пёрл-Харбор следует немедленно отменить, если продолжавшиеся в Вашингтоне переговоры, вопреки ожиданиям, окончатся успешно.

Общая, численность и состав военно-морских сил на Тихом океане в декабре 1941 года приводятся в следующей таблице.

Прежде всего следует обратить внимание на то, что, хотя во многом соотношение сил сторон казалось равным, японцы обладали значительным преимуществом по числу авианосцев, а это был решающий класс кораблей. Таблица, однако, не может дать представления о качественных различиях в вооружении. Японские силы были компактными и хорошо обученными, особенно ведению боевых действий ночью, и в противоположность союзникам не испытывали затруднений при организации управления из-за различий в языках. К тому же главные военно-морские базы союзников, Пёрл-Харбор и Сингапур, разделяло морское пространство протяженностью 6 тыс. миль. С точки зрения состояния материальной части, японские военно-морские силы тоже были в значительно лучшем положении. Они имели намного больше новых кораблей, и большинство их составляли лучше вооруженные и более быстроходные корабли. Среди линейных кораблей союзников только английский «Принс-оф-Уэлс» мог выдержать сравнение в этом отношении с лучшими японскими линейными кораблями.

Что касается сухопутных войск, то для проведения операций в юго-западной части Тихого океана японцы использовали только 11 из 51 дивизии. Это составляло примерно меньше четверти миллиона человек в боевых войсках, а всего около 400 тыс. человек.

Данные о численности войск союзников менее определенны. Принимая решение о нападении, японцы исходили из того, что англичане имеют в Гонконге 11 тыс. человек, в Малайе — 88 тыс. человек и в Бирме — 35 тыс. человек; всего — 134 тыс. человек. По японским данным, США имели на Филиппинах американские войске численностью 31 тыс. человек и филиппинские формировании численностью около 110 тыс. человек. У голландцев было 25 тыс. человек в регулярных войсках и 40 тыс. человек в ополчении.

На первый взгляд, решение о наступлении с далеко идущими целями при таких небольших шансах на успех могло показаться весьма дерзким шагом. В действительности же это была хорошо рассчитанная азартная игра, потому что господство на море и в воздухе до сих пор обеспечивало японцам местное численное превосходство, которое умножалось опытом и более высокой выучкой войск, особенно при проведении десантных операций, при действиях в джунглях и в ночных боях.

Японцы использовали только 700 из 1500 армейских самолетов первой линии, однако они были усилены 480 самолетами морской авиации из состава 11-го воздушного флота, базировавшегося на Формозе, а также 360 самолетами, выделенными для нанесения удара по Пёрл-Харбору. Первоначально предусматривалось (и это действительно было необходимо) использовать для авиационного прикрытия боевых действий в южных районах эскадренные авианосцы, однако в ноябре, всего лишь за четыре недели до начала войны, была увеличена дальность действия истребителей «зеро», которые превосходили по своим тактико-техническим характеристикам истребители союзников. Теперь японские истребители могли покрывать расстояние в 450 миль от Формозы до Филиппин с возвращением на базу. В результате этого высвободившиеся авианосцы могли быть использованы для нанесения удара по Пёрл-Харбору.

Мощным японским авиационным силам противостояли 307 американских боевых самолетов на Филиппинских островах, включая 35 дальних бомбардировщиков В-17 (за исключением этих бомбардировщиков, остальные американские самолеты уступали японским по своим характеристикам), 158 английских самолетов первой линии (преимущественно устаревших типов) в Малайе и 144 голландских самолета в Голландской Восточной Индии. Превосходство японцев по числу самолетов многократно усиливалось качественным превосходством их машин, особенно превосходством истребителей «зеро».

Кроме того, разработанная японцами тактика морских десантных операций давала им большое преимущество при действиях в океаническом районе, изобилующем островами и заливами. Единственной серьезной слабостью японцев был относительно небольшой тоннаж их торгового морского флота — немногим более 6 млн. т, однако этот недостаток решающим образом сказался лишь на более поздних этапах войны.

В целом японцы начали войну с большим преимуществом по всем статьям, и особенно в качественном отношении. На начальном этапе войны единственная реальная опасность для них таилась в возможности быстрого вмешательства со стороны Тихоокеанского флота США. Однако японцы предотвратили эту опасность, нанеся удар по Пёрл-Харбору.

Такой фактор, как разведка, редко учитывается в достаточной мере при установлении соотношения сил. У японцев в этом отношении дела обстояли неплохо: они заблаговременно проводили длительное и тщательное изучение районов предстоящих боевых действий. Однако у союзников было одно громадное преимущество. Дело в том, что летом 1940 года американцам удалось раскрыть японский дипломатический код (эта заслуга принадлежала полковнику Фридману). С этого времени американцы получили возможность расшифровывать все секретные телеграммы министерства иностранных дел и верховного командования Японии и в ходе предвоенных переговоров узнавали о содержании последних предложений Токио раньше, чем они вносились официально. Японскому послу не были сообщены лишь точная дата нападения и место нанесения удара. И хотя американцы были захвачены в Пёрл-Харборе врасплох, знание японских кодов дало им потенциально большие преимущества в дальнейшем, когда они научились их использовать.

Японская стратегия преследовала двоякую цель — оборонительную и наступательную: обеспечив себя необходимыми запасами нефти, Япония смогла бы одержать победу над Китаем, который в ходе этого стремительного наступления был бы отрезан от ресурсов, необходимых для поддержания сопротивления. Рискуя бросить вызов Америке — стране, потенциал которой намного превосходил их собственный, лидеры Японии ободряли себя слишком оптимистичными выводами из хода событий в Европе. К этому времени страны оси господствовали почти над всем Европейским континентом. И если бы японцам удалось осуществить свою мечту — создать концентрическое оборонительное кольцо от Алеутских островов на севере до Бирмы на юге, они надеялись, что Соединенные Штаты после тщетных попыток прорваться сквозь это кольцо в конце концов смирятся с завоеваниями Японии и образованием так называемой «великой восточно-азиатской сферы сопроцветания».

Этот план в основном сходен с гитлеровской концепцией, согласно которой предполагалось установить с помощью наступательных действий оборонительный рубеж от Архангельска до Астрахани и таким образом зафиксировать и держать в неприкосновенности границу с Азией.

Первоначально японцы планировали захватить Филиппины, а затем сосредоточить силы для отражения ответного маневра американцев с подмандатных островов. (В соответствии с планом военных действий японцы рассчитывали завершить захват Филиппин за 50 дней, Малайзии — за 100 дней, а всей Голландской Восточной Индии — за 150 дней.) Однако в августе 1939 года на пост главнокомандующего японским объединенным флотом был назначен адмирал Ямамото, страстный поклонник авианосцев. Ямамото сразу же заявил, что необходимо нанести немедленный и внезапный удар с целью парализовать Тихоокеанский флот США, который он называл «кинжалом, приставленным к горлу Японии», и задержать его ответные действия. Штаб военно-морских сил Японии с большими сомнениями и крайне неохотно согласился с аргументами Ямамото.

Планирование первого удара осложнялось зональными различиями во времени (в то время, когда на Гавайских островах было воскресенье 7 декабря, в Малайе наступил понедельник 8 декабря). Было решено все крупные операции проводить в период с 17.15 до 19.00 по гринвичскому среднему времени, а все атаки предпринимать рано утром по местному времени.

Американская сторона в течение длительного времени считала политически неблагоприятным оставлять Филиппины. Победила точка зрения военных специалистов, утверждавших, что защитить эти острова, находящиеся в 5 тыс. миль от Пёрл-Харбора на Гавайях, невозможно. Американцы стали планировать лишь сохранение плацдарма на укрепленном полуострове Батаан на острове Лусон, неподалеку от столицы Филиппин Манилы. Однако в августе 1941 года этот план был пересмотрен, и американцы приняли решение удерживать все Филиппинские острова.

Изменение плана произошло, во-первых, под давлением генерала Макартура, который с 1935 года был военным советником правительства Филиппин. В конце июля 1941 года его отозвали в США и назначили командующим американскими войсками на Дальнем Востоке. Высокое мнение президента Рузвельта о Макартуре было продемонстрировано еще раньше, когда в 1934 году Рузвельт лично продлил Макартуру на год обычный четырехгодичный срок пребывания на посту начальника штаба армии США. Второй фактор, повлиявший на изменение американского плана, заключался в следующем. Поскольку Германия увязла в войне с Россией, президент Рузвельт решил проводить более твердую линию по отношению к Японии и наложил эмбарго на вывоз нефти. Третьим фактором были оптимистические настроения, возникшие в связи с появлением у американцев дальних бомбардировщиков, которые, как казалось, смогут наносить эффективные удары не только по Формозе, но и по самой Японии.

Однако еще до того, как сколько-нибудь значительное количество самолетов В-17 прибыло на Филиппины для усиления базировавшейся там авиации, Япония сама нанесла удар. Это был удар по Пёрл-Харбору, о возможности которого комитет начальников штабов США всерьез не задумывался.