Страницы истории

Падение Малайи и Сингапура

Согласно плану японского командования задача захвата Малайи и Сингапура возлагалась на 25-ю армию под командованием генерала Ямаситы, состоявшую из трех дивизий с подразделениями обеспечения. Общая численность войск достигала 110 тыс. человек, из них 70 тыс. составляли боевые части и подразделения. Однако имеющимися в наличии транспортными судами можно было перебросить через Сиамский залив лишь четвертую часть армии — 17 тыс. человек в боевых частях и подразделениях (всего — 26 тыс. человек). Этот передовой отряд должен был захватить северные аэродромы. Главным же силам армии Ямаситы предстояло двигаться по суше из Индокитая через Таиланд и далее по перешейку Кра. Им ставилась задача — как можно скорее прийти на помощь десанту, а затем развить наступление в южном направлении вдоль западного побережья Малайского полуострова.

На первый взгляд, это были удивительно небольшие экспедиционные силы для достижения столь далеко идущих целей. Действительно, японская армия казалась весьма малочисленной по сравнению с оборонявшими Малайю английскими войсками под командованием генерала Персиваля, в распоряжении которого находилось 88 тыс. человек (в том числе 19 тыс. англичан, 15 тыс. австралийцев, 37 тыс. индийцев и 17 тыс. малайцев). Однако это были смешанные войска, плохо оснащенные и слабо подготовленные по сравнению с тремя дивизиями Ямаситы — императорской гвардейской, 5-й и 18-й, — считавшимися одними из лучших во всей японской армии. Японцы имели 211 танков (у англичан не было в Малайе ни одного танка) и 560 самолетов, что почти в четыре раза превышало число английских самолетов в Малайе, причем японские самолеты отличались намного лучшими тактико-техническими данными. Кроме того, японцы рассчитывали на господствующие здесь с ноября по март муссоны, которые наверняка затрудняли бы противодействие английских войск, поскольку в период плохой погоды в этом районе почти все дороги становились непроходимыми. Далее японцы рассчитывали, что Малайский горный хребет, поднимающийся до 7 тыс. футов и покрытый тропическими лесами, расчленит силы обороняющихся и поможет японцам перебросить свои силы с восточного побережья на западное.

По иронии судьбы, английские войска располагались рассредоточенно с целью обороны аэродромов, выстроенных для прикрытия военно-морской базы, хотя ни соответствующих сил авиации, ни какого-либо флота у них здесь не было. Основную выгоду от этих аэродромов и военно-морской базы получили японцы.

Главные силы японцев высадились в Сингоре и Патани на принадлежащем Таиланду перешейке Малайского полуострова, а четыре вспомогательных десанта были высажены севернее, также на побережье Таиланда. Третьим по важности был десант, высаженный в Кота-Бару, на территории Малайи, в непосредственной близости от границы с Таиландом. Силами, высаженными в Кота-Бару, планировалось захватить имевшийся там аэродром и совершить отвлекающий маневр вдоль восточного побережья. Главный же удар предполагалось нанести в это время в южном направлении вдоль западного побережья.

Десанты начали высаживаться рано утром 8 декабря по местному времени, причем высадка десанта численностью 5,5 тыс. человек в Кота-Бару фактически была произведена более чем за час до начала нападения на Пёрл-Харбор. После короткого боя японцы захватили аэродром в Кота-Бару, а аэродромы на территории Таиланда были взяты с еще большей легкостью. Планировавшийся упреждающий маневр под названием «операция «Матадор»» англичане нанесли слишком поздно, потому что не хотели переходить границу Таиланда до того, как Япония нарушит его нейтралитет. 6 декабря воздушная разведка англичан обнаружила японский флот в Сиамском заливе, однако плохая погода помешала выявить его последующие передвижения к цели. Перегруппировка, проведенная с целью занять исходные позиции перед началом операции «Матадор», попросту нарушила оборонительные порядки англичан. К утру 10 декабря японская 5-я дивизия уже переместилась на западное побережье и перешла границу Малайи, продвигаясь по двум дорогам к Кедаху. В тот же день англичане потерпели катастрофу на море, которая имела решающие последствия.

После того как в июле было принято решение перерезать маршруты поставок нефти в Японию, Черчилль с запозданием «понял громадный эффект эмбарго» и месяцем позже, 25 августа, предложил направить на Восток эскадру, которую он называл «военно-морскими силами сдерживания». Адмиралтейство планировало направить в этот район линейные корабли «Нельсон», «Родин», четыре линкора более старой постройки, а также линейный крейсер и два или три авианосца. Черчилль, предпочитая использовать «наименьшее число наилучших кораблей», предложил направить один из новых линкоров типа «Кинг Джордж V», линейный крейсер и авианосец. 29 августа Черчилль заявил:

«Я должен добавить: по-моему, Япония едва ли решится противостоять складывающемуся против нее союзу Соединенных Штатов, Великобритании и России… Ничто так не усилило бы ее колебания, как появление упомянутого мною соединения кораблей, и прежде всего корабля класса «Кинг Джордж V». Это может явиться решающей сдерживающей силой»

После дебатов в Сингапур были направлены только «Принс-оф-Уэлс» и линейный крейсер «Рипалс». Авианосец, выделенный для этой цели, сел на мель у берегов Ямайки, и его пришлось поставить в док на ремонт. В то время в Индийском океане находился другой авианосец, и он мог бы прибыть в Сингапур, но не получил соответствующего приказа. Таким образом, авиационное прикрытие двух крупных кораблей оказалось в зависимости от истребителей берегового базирования, а их было мало, тем более что к этому времени северные аэродромы захватил противник.

«Принс-оф-Уэлс» и «Рипалс» пришли в Сингапур 2 декабря. На следующий день туда прибыл адмирал Филлипс, принявший командование Дальневосточным флотом. 6 декабря, как уже упоминалось, было получено донесение, что из Индокитая в направлении Малайи движется крупный конвой японских транспортов. В полдень 8 декабря Филлипсу сообщили, что японцы высаживают свои войска в Сингоре и Кота-Бару под прикрытием одного линкора типа «Конго», пяти крейсеров и 20 эскадренных миноносцев. Во второй половине дня Филлипс смело двинулся в северном направлении со своим «соединением Z» (два линейных корабля в сопровождении четырех эскадренных миноносцев), чтобы нанести удар по японским транспортам. Обеспечить прикрытие с воздуха силами береговой авиации в районе, расположенном глубоко на север, англичане не могли из-за потери аэродромов.

Вечером 9 декабря небо прояснилось, и фактор скрытности больше не способствовал переходу Филлипса. Соединение Филлипса было обнаружено с воздуха, и он вынужден был повернуть на юг в направлении на Сингапур. Ночью оттуда поступило сообщение, как оказалось впоследствии, ошибочное, что японцы высадились в Куантане, на полпути в Сингапур. Решив использовать фактор внезапности почитая риск оправданным, Филлипс взял курс на Куантан.

Японцы хорошо подготовились к любому маневру «соединения Z», о прибытии которого в Сингапур они сообщили по радио всему миру. На аэродромах в районе Сайгона, на юге Индокитая, базировалась японская 22-я воздушная эскадра, где служили лучшие летчики морской авиации. Кроме того, на подходах из Сингапура к Кота-Бару и Сингоре патрулировали 12 подводных лодок. Днем 9 декабря подводная лодка, занимавшая самую восточную позицию, обнаружила шедшее в северном направлении «соединение Z» и донесла об этом. Получив это сообщение, командование 22-й воздушной эскадры, готовившейся к налету на Сингапур, приказало срочно заменить бомбы торпедами и вылететь для нанесения удара по «соединению Z». Однако японские летчики не смогли найти «соединение Z», потому что Филлипс повернул на юг. На рассвете воздушная эскадра вылетела вновь и на этот раз обнаружила «соединение Z» в районе Куантана. Японцы использовали 34 высотных бомбардировщика и 51 торпедоносец. Бомбардировщики начали атаку после 11.00, торпедоносцы шли за ними последовательными волнами. И бомбометание, и выстрелы торпедами оказались удивительно точными, несмотря на то что корабли маневрировали на большой скорости и не были захвачены врасплох, как это случилось в Пёрл-Харборе. Следует также учесть, что «Принс-оф-Уэлс», имевший на борту 175 зенитных пушек, мог выпускать 60 тыс. снарядов в минуту. И все же оба корабля были потоплены: «Рипалс» — в 12.30, «Принс-оф-Уэлс» — в 13.20. Сопровождавшим их эскадренным миноносцам удалось спасти более 2 тыс. из 2800 человек, составлявших команды этих кораблей, однако сам адмирал Филлипс оказался в числе погибших. Японцы не мешали проведению спасательных работ. Сами они потеряли только три самолета.

Перед войной руководители адмиралтейства с презрением отвергали мысль о том, что линкоры могут быть потоплены авиацией. Черчилль был склонен поддерживать их точку зрения. Это заблуждением сохранялось вплоть до роковых дней декабря 1941 года. Черчилль писал: «Как мы, так и американцы в то время сильно недооценивали способности японцев в ведении воздушной войны».

Катастрофа на море решила судьбу Малайи и Сингапура. Японцы получили возможность беспрепятственно высаживать десанты и строить на побережье авиационные базы. Превосходство их авиации над незначительными воздушными силами англичан в Малайе сыграло решающую роль в преодолении сопротивления английских войск. Японским войскам удалось быстро продвинуться к югу по Малайскому полуострову и прорваться в Сингапур с тыла. Падение Сингапура явилось следствием допущенных ранее, главным образом в Лондоне, просчетов и ошибок.

Начиная с 10 декабря английские войска почти непрерывно отступали вдоль западного побережья. С помощью танков и артиллерии японцы легко преодолевали завалы на дорогах (крупный завал был создан в районе Джитры) либо создавали угрозу обхода их с флангов пехотой, просачивавшейся через прилегающие джунгли. Командующий войсками в северной Малайе генерал Хит надеялся удержаться на рубеже Перак, но его позиции обошла японская колонна, наступавшая из Патани под острым углом на юг. Находившиеся южнее, в районе Кампара, хорошо укрепленные позиции японцы обошли с фланга, высадив десант на захваченных в ходе наступления мелких судах.

27 декабря генерал-лейтенант Паунолл принял от главного маршала авиации Брук-Пофэма пост главнокомандующего английскими войсками на Дальнем Востоке.

В начале января англичане отошли к р. Слим, прикрывая провинцию Селангор и подступы к южным аэродромам в районе Куала-Лумпура. В ночь на 8 января рота японских танков прорвалась через плохо организованную оборону и быстрым броском захватила мост на дороге, проходившей почти в 20 милях за линией фронта. Английские войска, находившиеся к северу от реки, были отрезаны и потеряли около 4 тыс. человек со всем их вооружением. Потери японцев составили лишь шесть танков и небольшое число убитых и раненых. Индийская 11-я дивизия была разгромлена. Эта катастрофа вынудила англичан быстро вывести свои войска из Центральной Малайи и поставила под сомнение шансы удержать северные районы провинции Джохор в течение времени, достаточного для переброски морем в Сингапур соответствующих подкреплений с Ближнего Востока.

В тот самый день, когда разразилась эта катастрофа, в Сингапур прибыл генерал Уэйвелл. Он направлялся на Яву принять новый, чрезвычайный пост главнокомандующего объединенным командованием АБДА. Паунолл теперь стал начальником штаба командования АБДА, а дальневосточное командование было упразднено. Уэйвелл решил сделать стержнем обороны провинцию Джохор, поскольку там находились лучшие английские силы, а это означало более быстрый отвод войск вместо постепенного отхода, запланированного генералом Персивалем. В результате Куала-Лумпур был оставлен 11 января, а позиция в дефиле у Тампипа — 13 января (вместо 24 января). Японцы получили доступ к лучшей дорожной сети в провинции Джохор. Это дало им возможность ввести в бой две дивизии одновременно и быстро сломить сопротивление австралийцев у Гемаса. Таким образом, отход через провинцию Джохор произошел более быстрыми темпами, чем предполагалось.

Между тем в результате отхода английских войск на восточном побережье 6 января были оставлены Куантан и его аэродром. 21 января ввиду угрозы высадки десанта был оставлен Эyдау, а к 30 января как «восточные», так и «западные» силы отошли к крайней южной оконечности Малайского полуострова. В следующую ночь арьергарды переправились через пролив на остров Сингапур. Японская армейская авиация, менее эффективная, чем морская, почти не препятствовала отходу англичан. Она действовала успешно только против аэродромов.

Таким образом, японцы захватили Малайю за 54 дня. Их общие потери составили всего около 4600 человек, в то время как англичане потеряли примерно 25 тыс. человек (преимущественно пленными) и большое количество техники.

В ночь на воскресенье 8 февраля 1942 года две передовые дивизии японских сил вторжения, прошедшие 500 миль по Малайскому полуострову, форсировали пролив, отделяющий остров Сингапур от материка. Переправа производилась на участке протяженностью 8 миль, где ширина пролива не превышала одной мили. Этот участок обороняли три батальона австралийской 22-й бригады.

Первые волны десанта переправились на бронированных десантно-высадочных средствах, а остальные — на самых различных катерах и лодках. Многие японские солдаты преодолевали пролив даже вплавь (с винтовками и боеприпасами). Некоторые из десантных средств были потоплены, но большинство атакующих войск достигло берега благополучно, и в этом им способствовали не получившие до сих пор объяснения ошибки обороняющихся: они не использовали береговые прожекторы, их средства связи быстро выходили из строя или не использовались, артиллерия с большим запозданием открывала заранее запланированный заградительный огонь.

К рассвету высадилось 13 тыс. японцев, и австралийцы отошли на позиции в глубине острова. К полудню силы наступающих превысили 20 тыс. человек, и они захватили обширный плацдарм в северо-западной части острова. Позже высадилась третья японская дивизия, и общая численность японских войск на острове значительно превысила 30 тыс. человек.

Еще две японские дивизии находились — на материке, в непосредственной близости от острова, однако генерал Ямасита считал, что он не сможет эффективно развернуть их для действий на острове. Правда, в последующие дни он ввел в бой значительное число свежих войск, заменив ими измотанные части.

Обороняющиеся на острове имели более чем достаточное число войск, чтобы отразить вторжение, особенно если учесть тот факт, что оно произошло как раз на том участке, где его больше всего ожидали. В распоряжении генерала Персиваля находилось около 85 тыс. человек (в основном англичане, австралийцы и индийцы), а также несколько местных формирований из малайцев и китайцев. Однако большинство этих формирований были плохо обучены и не могли противостоять отборным силам японцев, которые неизменно превосходили противника в искусстве ведения боя в джунглях и на каучуковых плантациях. В целом и управление войсками осуществлялось плохо.

Японская авиация превосходила английскую как по численности, так и по тактико-техническим характеристикам. Однако даже эти немногочисленные силы английской авиации на последнем этапе боевых действий были отозваны. Отсутствие прикрытия от жестоких непрекращающихся воздушных налетов противника еще больше деморализовало войска, моральный дух которых был уже и так подорван длительным отступлением по Малайскому полуострову.

Неспособность правительства метрополии обеспечить авиационное прикрытие, имевшее столь важное значение, Черчилль и его военные советники пытались компенсировать призывами: — «борьбу следует вести любой ценой до самого конца», «командиры должны умирать вместе со своими солдатами» за «честь Британской империи», должны осуществлять «общую тактику выжженной земли», уничтожая все, что может оказаться полезным для захватчиков, и, «не размышляя, как сохранить войска или пощадить гражданское население». Все это говорило о глубоком незнании психологии солдат. Моральный дух солдат, сражающихся на передовой, нельзя поднять зрелищем вздымающихся за их спиной черных клубов дыма от горящих нефтехранилищ. Невозможно вдохновить солдат и сознанием того, что они обречены на смерть или плен. Годом позже, несмотря на приказ Гитлера удержать Тунис любой ценой, даже испытанные немецкие ветераны быстро сдались, когда их фронт был прорван, а позади оказалось море, где безраздельно господствовал противник. Призывы к солдатам «сражаться спиной к стене» вряд ли могут поднять их боевой дух.

В Сингапуре развязка наступила в воскресенье 15 февраля, ровно через неделю после высадки японцев на острове. К тому времени обороняющиеся были оттеснены к пригородам Сингапура, находящегося на южном побережье острова. Запасы продовольствия истощались, водоснабжение могло быть перерезано в любой момент. Вечером генерал Персиваль вышел с белым флагом. Это был печальный шаг для храброго человека, но капитуляция стала неизбежной, и он решился на это, надеясь добиться лучшего обращения с его войсками и гражданским населением.

Эти два черных воскресенья роковым образом затмили могущество державы, которую в течение многих лет называли «империей, где никогда не заходит солнце».

Неспособность отразить удар японской армии не была, однако, основной причиной капитуляции Сингапура. Ее предрешила катастрофа на море за два месяца до этого. Она явилась следствием длинной цепи ошибок и просчетов. Строительство новой базы и ее оборонительных сооружений велось крайне медленно, и нежелание политического руководства расходовать денежные средства было не единственным тормозом. В годы, предшествовавшие принятию решения о строительстве этой базы, в Уайт-холле шли ожесточенные споры о том, каковы наилучшие средства ее защиты. Самые горячие споры, однако, развернулись в комитете начальников штабов, хотя и считалось, что он един как святая троица. Начальник штаба военно-воздушных сил Тренчард настаивал на первостепенной роли авиации. Первый морской лорд Битти подчеркивал значение артиллерии и с презрением отвергал мысль о том, что самолеты могут представлять серьезную угрозу для линкоров.

Правительство долго не решалось стать на точку зрения ни одного из них. В конечном итоге победила точка зрения флота. Базу оснастили крупнокалиберной артиллерией, но не снабдили авиацией. Однако случилось так, что противник нанес удар не с той стороны, куда были нацелены орудия, а, с тыла.

В 30-е годы различные военные специалисты, изучавшие эту проблему, высказывали предположение, что нападение может быть осуществлено с тыла — через Малайский полуостров. Это представлялось тем более вероятным, что военно-морская база была сооружена на северном берегу острова Сингапур, в узком проливе между островом и материком. Эту точку зрения разделял и Персиваль, являвшийся в 1936–1937 годах начальником оперативно-разведывательного отдела штаба в Малайе. С этой точкой зрения был согласен и командовавший в то время английскими войсками в Малайе генерал Добби, который в 1938 году начал работы по строительству оборонительного рубежа в южной части Малайского полуострова.

Хор-Белиша, назначенный в то время военным министром, быстро оценил необходимость усиления небольшого гарнизона. Главным пунктом его программы стал приоритет обороны империи перед действиями на континенте. Опасность войны с объединившимися Германией и Италией становилась все более реальной, так что, первой необходимостью было укрепление сил на Средиземном море. И все же Хор-Белиша убедил правительство Индии послать в Малайю две бригады, утроив тем самым численность находящихся там войск. В условиях ограниченных ресурсов предвоенного времени вряд ли можно было сделать больше.

Когда в сентябре 1939 года началась война, ресурсы Англии стали быстро расти. Но поскольку война в тот период ограничивалась действиями на Западе, вполне естественно, что основная часть ресурсов расходовалась именно там. Затем последовали майская и июньская катастрофы 1940 года, когда пала Франция и вступила в войну Италия. В период этого ужасного кризиса первейшей задачей стало укрепить оборону Англии, второй — обеспечить оборону района Средиземного моря. Решить обе эти задачи одновременно было довольно трудно. Самой смелой и крупной акцией Черчилля считают ту, когда он рискнул усилить оборону Египта до того, как была обеспечена от вторжения сама Англия.

Было бы несправедливо считать ошибкой мероприятия по усилению обороны Малайи, проводившиеся в тот период. Учитывая эти обстоятельства, следует признать замечательным тот факт, что дислоцировавшиеся в Малайе войска пополнились зимой 1940/41 года шестью бригадами. К сожалению, не произошло соответствующего увеличения численности авиации, а это имело более важное значение.

В начале 1940 года новый командующий английскими войсками в Малайе генерал Бонд заявил, что оборона Сингапура зависит от обороны Малайи в целом. Он считал, что для этой цели необходимы минимум три дивизии, и предложил основную ответственность за оборону Малайи возложить на английские ВВС. Власти в метрополии согласились с этой точкой зрения, но внесли одно важное изменение. В то время как военное руководство в Малайе говорило о необходимости прислать более 500 современных самолетов, комитет начальников штабов пришел к выводу, что достаточно будет примерно 300 самолетов, причем даже такое количество самолетов обещал предоставить полностью не раньше конца 1941 года. К моменту вторжения Японии в декабре 1941 года в Малайе фактически находилось лишь 158 самолетов первой линии, причем большинство устаревших типов.

В 1941 году основная масса имевшихся в то время современных истребителей помимо обеспечения противовоздушной обороны Британских островов использовалась для поддержки наступательных кампаний в районе Средиземного моря. Во второй половине 1941 года около 600 истребителей были направлены в Россию. Малайя практически ничего не получила. Туда не направили ни одного дальнего бомбардировщика, хотя их сотнями использовали для ночных бомбардировочных налетов на Германию, явно бесполезных на той стадии войны. Таким образом, обороне Малайи не было уделено должного внимания.

Ключ к этой загадке дает сам Черчилль в своих мемуарах. В начале мая начальник имперского генерального штаба Дилл представил премьер-министру доклад, в котором выступил против продолжающегося наращивания ударных сил а Северной Африке, поскольку это связано с риском для самой Англии и Сингапура.

«Утрата Египта была бы бедствием, которое я не считаю вероятным… Успешное вторжение уже будет означать наше окончательное поражение. Вот почему жизненно важное значение имеет Соединенное Королевство, а не Египет. Вот почему оборона Соединенного Королевства должна стоять на первом месте. Египет не является даже вторым по важности, так как общепринятый принцип нашей стратегии гласит, что в конечном счете безопасность Сингапура важнее безопасности Египта. Между тем оборонительные сооружения Сингапура совершенно не отвечают необходимым требованиям.

На войне, разумеется, необходимо идти на риск, но это должен быть преднамеренный риск. Мы не должны впасть в ошибку, ослабив оборону жизненно важных пунктов»

Доклад Дилла вывел Черчилля из себя, поскольку он противоречил его замыслу предпринять наступление против Роммеля и шел вразрез с его мечтой — добиться быстрой решающей победы в Северной Африке. В своем ответе Черчилль резко заявил:

«…Насколько я понимаю, вы предпочли бы примириться с потерей Египта и долины Нила (что означало бы также капитуляцию или уничтожение полумиллионной армии, которую мы там сконцентрировали), чем потерять Сингапур. Я не согласен с такой точкой зрения и не думаю, что мы можем очутиться перед подобной альтернативой… Если Япония вступит в войну, Соединенные Штаты, по всей вероятности, выступят на нашей стороне. И, во всяком случае, Япония вряд ли с самого начала предпримет осаду Сингапура, так как это явилось бы гораздо более опасной операцией для нее и причинило бы нам меньший ущерб, чем посылка крейсеров и линейных крейсеров для операций на восточных торговых путях».

Черчилль, будучи вне себя от раздражения, явно исказил доводы начальника имперского генерального штаба. Речь шла не, об ослаблении обороны Египта, а просто об отсрочке наступления, на которое уже настроился Черчилль и на которое он возлагал преувеличенные надежды. Как показали последующие события, июньское наступление в Северной Африке закончилось. провалом, а повторное наступление в ноябре, когда туда были направлены крупные дополнительные подкрепления, не принесло никаких решительных результатов. Ответ Черчилля фельдмаршалу Диллу красноречиво говорит о том, насколько серьезно просчитался премьер-министр в оценке опасности положения Сингапура.

Удивительно, что позже Черчилль писал по этому поводу так: «Многие из известных мне правительств капитулировали бы перед столь тяжким прогнозом, высказанным высшим военным авторитетом. Для меня же не составило труда убедить моих политических коллег, и я, разумеется, получил поддержку начальников морского и военно-воздушного штабов. Таким образом, моя точка зрения взяла верх, и отправка подкреплений на Средний Восток по-прежнему шла непрерывным потоком».

В июле президент Рузвельт направил своего личного советника Гопкинса с миссией в Лондон, чтобы поделиться опасениями относительно разумности этой политики и предупредить, что «попытки сделать слишком многое» на Ближнем Востоке связаны с риском в отношении других районов. Американские военные и военно-морские эксперты подтвердили эти опасения и выразили мнение, что оборона Сингапура должна иметь приоритет перед обороной Египта.

Однако ни один из этих аргументов не изменил точки зрения Черчилля. Он заявил: «Я ни за что не согласился бы отказаться от борьбы за Египет и был готов примириться с любыми потерями в Малайе». В действительности же Черчилль просто не видел опасности. Он откровенно говорил: «Я признаюсь, что в моем уме вся угроза со стороны Японии представлялась в сумеречном свете по сравнению с нашими другими нуждами». Таким образом, ответственность за то, что англичане не смогли в достаточной мере укрепить оборону Малайи, лежит главным образом на самом Черчилле, и это объясняется его настоятельным требованием начать преждевременное наступление в Северной Африке.

Непосредственные стратегические последствия потери Сингапура были катастрофическими: японцы быстро захватили Бирму и Голландскую Восточную Индию. Это было стремительное наступление по двум расходящимся направлениям, в результате которого японцы оказались в угрожающей близости от Индии на одном фланге и от Австралии — на другом. Потребовались почти четыре года борьбы и огромные жертвы, прежде чем Сингапур был возвращен, после того как сама Япония в конце концов рухнула от истощения сил и шока, вызванного атомной бомбардировкой.

Однако моральный урон от падения Сингапура был невосполним. Сингапур являлся символом — символом мощи Запада на Дальнем Востоке, и эта мощь долгое время поддерживалась английским военно-морским флотом. После Первой Мировой войны созданию крупной военно-морской базы в Сингапуре придавалось такое большое значение, что ее символическая важность стала даже превосходить ее стратегическую ценность. Легкость, с которой японцы захватили ее в феврале 1942 года, нанесла сокрушительный удар по престижу Англии (и Европы!) в Азии.

Возвращение Сингапура уже не могло изгладить этого впечатления. Потеряв ореол волшебства, белый человек утратил и свою власть. Сознание его уязвимости разжигало и стимулировало развернувшуюся в Азии в послевоенный период борьбу против европейского господства и вмешательства.