Страницы истории

Продвижение к Тунису

Наступление на Тунис и Бизерту началось с высадки морского десанта в порту Бужи, примерно в 100 милях восточнее Алжира. Это был сокращенный вариант первоначального плана, который, исходя из полного и безотлагательного сотрудничества французов, предполагал использовать парашютные войска и высадку морского десанта «коммандос» для захвата аэродромов Бона, Бизерты и Туниса соответственно 11, 12 и 13 ноября. Второй эшелон войск, высадившихся в Алжире, должен был захватить порт Бужи и аэродром в Джиджелли, в 40 милях от передовой базы. Однако в условиях неопределенности после высадки в Алжире этот план сочли слишком рискованным и высадку десантов в более отдаленных от передовой базы пунктах отменили. Вместо этого 9 ноября было решено занять Бужи и аэродром, а затем стремительно двинуть отряд к конечной железнодорожной станции Сук-Ахрас вблизи тунисской границы; одновременно воздушный и морской десанты должны были занять Бон.

Вечером 10 ноября два усиленно охраняемых конвоя вышли из Алжира, имея на борту 36-ю бригаду английской 78-й дивизии. Бригада прибыла в район Бужи рано утром на следующий день, однако, опасаясь враждебной встречи, потеряла время, высаживаясь на необорудованных берегах при сильном прибое. На самом же деле встреча оказалась дружественной. Из-за сильного прибоя намеченная высадка вблизи Джиджелли не состоялась, и аэродром не был занят своевременно. В результате не удалось обеспечить эффективное прикрытие высадки с воздуха. Аэродром захватили только через два дня. Рано утром 12 ноября отряд «коммандос» проскользнул в порт Бон, а на аэродром был сброшен отряд парашютистов. Французы не оказали сопротивления.

13 ноября усиленная бригада двинулась вперед из Бужи, а другие части дивизии начали наступать по суше из Алжира; за ними следовала группа «Блейд» — только что высадившийся 17/21-й уланский полк из состава 6-й бронетанковой дивизии с приданными подразделениями под командованием полковника Халла. Чтобы расчистить путь группе, намечалось 15 ноября выбросить английский парашютно-десантный батальон в район Сук-эль-Арбы, в 80 милях от Туниса, на тунисской территории, и американский парашютно-десантный батальон вблизи Тебессы для прикрытия южного фланга и захвата передового аэродрома в этом районе. Американский десант был выброшен точно по плану, и через два дня этот батальон под командованием полковника Раффа захватил аэродром в Гафсе, в 70 милях, от залива Габес и дефиле, идущего от Триполи. Выброска англичан задержалась на день из-за непогоды, а передовые сухопутные части двигались так быстро, что к 16 ноября тоже достигли Сук-эль-Арбы. К этому времени другая колонна, наступавшая вдоль прибрежной дороги, подошла к небольшому тунисскому порту Табарка на пути в Бизерту.

На следующий день, 17 ноября, генерал Андерсон отдал приказ 78-й дивизии после сосредоточения в передовом районе наступать на Тунис и уничтожить силы стран оси. Такая пауза для сосредоточения, какой бы желанной она ни казалась, была злополучной, если учитывать малочисленность прибывших сил стран оси: не полностью укомплектованный парашютно-десантный полк из двух батальонов в Тунисе, переброшенный по воздуху из Италии 11 ноября, и два батальона в Бизерте (один парашютно-саперный и один пехотный). 16 ноября в сопровождении единственного-штабного офицера прибыл генерал Неринг, бывший командир Африканского корпуса. Неринг был тяжело ранен в сражении под Алам-Хальфой. Теперь, поправившись, он вступил в командование этими войсками численностью около 3 тыс. человек, которые составляли ядро 90-го корпуса. Даже к концу месяца так называемый «корпус» по численности был равен только дивизии.

Немцы, не дожидаясь сосредоточения сил англичан, быстро нанесли удар в западном направлении и этим смелым шагом скрыли свою слабость. Французские войска в Тунисе, хотя и более многочисленные, отступили перед ними во избежание преждевременного столкновения до подхода союзных подкреплений. 17 ноября парашютно-десантный батальон (всего около 300 человек) под командованием капитана Кнохе двинулся вдоль дороги Тунис-Алжир и заставил находившиеся там французские войска отступить к узлу дорог Меджез-эль-Баб (в 35 милях к западу от Туниса) с важным мостом через р. Меджерда. Здесь в ночь на 18 ноября французы были усилены подразделениями группы. «Блейд», включая английский парашютно-десантный батальон и американский дивизион полевой артиллерии (17/21-й уланский полк еще не прибыл).

В 4.00 французского командующего в Тунисе генерала Барре вызвали для встречи с немецким парламентером, передавшим ультиматум Неринга, который требовал, чтобы французы отошли на линию вблизи границы Туниса. Барре пытался вступить в переговоры, но немцы поняли, что он просто старается выиграть время. Рано утром немецкая разведка обнаружила присутствие союзных войск. В 9.00 немцы прервали переговоры и через четверть часа открыли огонь. Через полтора часа появились немецкие пикирующие бомбардировщики. Вслед за этим немецкие парашютисты предприняли две небольшие атаки, и эта видимость решительного наступления создала преувеличенное впечатление об их силах. Союзники сочли, что они не смогут продержаться, если не подойдут на помощь новые подкрепления, а распоряжения генерала Андерсона исключали такую помощь, пока не будет закончено сосредоточение союзных войск для планируемого наступления на Тунис.

С наступлением темноты капитан Кнохе выслал небольшие группы, которые переплыли реку и весьма успешно имитировали наступление большими силами. Войска союзников отступили от моста, оставив его в неприкосновенности. Ближе к полуночи местный английский командир вызвал на свой командный пункт французского командира и потребовал немедленно отвести войска на более безопасную позицию, на высоты. Это было сделано, и немцы заняли Меджез-эль-Баб. Это был поразительный пример того, как небольшой отряд дерзкими действиями может обмануть противника.

Парашютно-саперный батальон из Бизерты под командованием майора Витцига с несколькими танками двинулся па запад по прибрежной дороге и у Джебель-Абиода встретил головной батальон 36-й усиленной пехотной бригады 6-й западнокентской дивизии. Немцы разгромили часть батальона, но он сумел продержаться до подхода остальных подразделений бригады.

Тем временем высланные к югу небольшие немецкие отряды захватили ключевые города на пути из Триполи — Сус, Сфакс и Габес. Около 50 парашютистов напугали французский гарнизон и заставили его эвакуироваться из Габеса. 20 ноября к парашютистам прибыло подкрепление — два итальянских батальона из Триполи. Вместе они отразили атаку американских парашютистов полковника Раффа на Габес. 22 ноября небольшая немецкая танковая колонна вытеснила французов из Сбейтлы и перед возвращением в Тунис оставила там итальянский отряд, который, однако, вскоре был изгнан другим отрядом батальона Раффа.

Тем не менее малочисленные силы Неринга не только сохранили свои плацдармы в районе Туниса и Бизерты, но и расширили их, создав очень большой плацдарм в северной части Туниса.

Намеченное Андерсоном наступление с целью захвата Туниса началось только 25 ноября. За время этой паузы скудные силы немцев увеличились в три раза, хотя непосредственно боевые части включали лишь два небольших парашютно-десантных полка (двухбатальонного состава), парашютно-саперный батальон, три пехотных батальона из новобранцев и две роты танкового батальона с 30 танками. В числе последних было несколько танков нового образца с длинноствольными 75-мм пушками. Таким образом, из-за длительной задержки Андерсона у границы Туниса в ожидании, пока завершится сосредоточение войск, резкое неравенство сил стран оси и союзников сократилось.

Сам Андерсон 21 ноября высказал сомнение в возможности выполнить поставленную задачу имеющимися силами. По распоряжению Эйзенхауэра ему на подкрепление были поспешно направлены дополнительные американские части, в том числе боевое командование «В» 1-й бронетанковой дивизии, которое проделало путь в 700 миль от самого Орана (колесные и полугусеничные машины — по дорогам, а танки — железнодорожным транспортом). Только часть этих сил прибыла к началу операции.

Наступление развивалось по трем направлениям: слева, около побережья, — 36-я усиленная пехотная бригада; в центре — более многочисленная группа «Блейд»; справа, вдоль главного шоссе, — 11-я усиленная пехотная бригада. Каждой были приданы американские бронетанковые и артиллерийские подразделения.

Левая группа, наступавшая по холмистой прибрежной дороге, выступила днем позже и в первые два дня продвигалась весьма осторожно — всего по шесть миль в день. Перед ней отходил малочисленный парашютно-саперный батальон Витцига. 28 ноября она продвинулась в два раза быстрее, но натолкнулась на засаду, устроенную Витцигом в дефиле около станции Джефна, и головной батальон был сильно потрепан. Предпринятая 30 ноября атака более крупными силами оказалась безуспешной, и наступление было прекращено. Полученный отпор в свою очередь привел к провалу десантной операции смешанного англо-американского отряда «коммандос», который рано утром следующего дня высадился на побережье к северу от Джефны и блокировал дорогу восточнее Матёра. Через три дня ему пришлось уйти, так как не было никаких признаков поступления помощи, а средств для продолжения боевых действий почти не осталось.

В центре действовала группа «Блейд». В дальнейшем она была усилена американским легким танковым батальоном (1-м батальоном 1-го танкового полка, вооруженным танками «стюарт» и в ней насчитывалось значительно больше 100 танков. 25 ноября она продвинулась на 30 миль к проходу Шуиги после прорыва линии охранения, занимаемой небольшим отрядом противника. На следующее утро ее продвижение остановил немецкий отряд, состоящий из танковой роты с десятью танками и двух рот пехоты. Он нанес удар к югу от Матёра. Восемь немецких танков были подбиты, главным образом американскими 37-мм противотанковыми пушками. Это привело к тому, что английское высшее командование приостановило наступление группы «Блейд» и рассредоточило ее силы для прикрытия фланга правой группы.

Обе стороны блуждали в «тумане войны». Такая осторожность со стороны англо-американских войск в решающий момент была неразумной и составляла резкий контраст с дерзостью немцев, а ведь накануне небольшой отряд группы «Блейд» хотя и случайно, но сильно напугал немецкое высшее командование. Произошло это так. Халл приказал командиру американского легкого танкового батальона подполковнику Уотерсу разведать мосты через р. Меджерда около Тебурбы и Джедейды. Эта задача была поручена роте «С» под командованием майора Барлоу. Случилось так, что она вышла к границе недавно введенного в эксплуатацию аэродрома Джедейды. Воспользовавшись представившейся возможностью, Барлоу атаковал аэродром 17 танками и уничтожил около 20 самолетов (в донесениях эта цифра возросла до 40). Этот глубокий прорыв, масштабы которого также были раздуты в донесениях, так потряс Неринга, что он оттянул свои войска для непосредственной обороны Туниса.

Правая группа союзников, наступавшая вдоль главного шоссе, была сразу остановлена при атаке Меджез-эль-Баба, а контратаки немцев привели к беспорядочному отступлению. 25 ноября с наступлением темноты Неринг, потрясенный рейдом на Джедейду, приказал обороняющимся отойти, опасаясь, что их разобьют при новой атаке. Преследуя отходящие подразделения, колонна союзников рано утром 27 ноября заняла Тебурбу, в 20 милях от Меджез-эль-Баба. Однако на следующий день после незначительного продвижения ее внезапно остановила в Джедейде (в 12 милях от Туниса) смешанная батальонная группа. Возобновившееся 29 ноября наступление тоже было отражено. Тогда генерал Ивлей посоветовал приостановить наступление до подхода новых подкреплений, а для борьбы с немецкими пикирующими бомбардировщиками, которые все больше тревожили войска союзников, выделить истребители непосредственного прикрытия.

Андерсон и Эйзенхауэр приняли его рекомендации. В эти два дня Эйзенхауэр побывал на передовых позициях и слышал от американских офицеров один и тот же вопрос: «Где же наша распроклятая авиация? Почему мы видим одни только «хейнкели»?» В своих мемуарах Эйзенхауэр замечает: «Все, с кем мне пришлось разговаривать по пути, преувеличивали размеры ущерба, однако страшно было выслушивать замечания, подобные следующему: «Нашим войскам обязательно придется отступить; люди не могут существовать в таких условиях»».

Между тем фельдмаршал Кессельринг, посетивший Тунис в это же время, упрекал Неринга в чрезмерной осторожности и оборонительной тенденции. Кессельринг отверг доводы о значительно превосходящей численности союзных войск и о том, что поступлению подкреплений войскам стран оси сильно препятствует бомбардировка аэродромов союзниками. Критикуя решение об отходе от Меджез-эль-Баба, он приказал Нерингу вновь захватить утраченную территорию, хотя бы до Тебурбы. И вот 1 декабря три танковые роты примерно с 40 танками и поддерживающими подразделениями, в том числе с трехорудийной батареей полевой артиллерии и двумя ротами противотанковых пушек, нанесли контрудар. Контрудар был направлен не прямо против сил, атаковавших Джедейду, а с севера во фланг, в направлении прохода Шуиги, с целью выйти в тыл союзников в районе Тебурбы. Немцы двумя колоннами сначала нанесли удар по группе «Блейд», прикрывавшей фланг, разгромили часть ее сил. Потом, во второй половине дня, они двинулись к Тебурбе, но, прежде чем немцам удалось достичь своей цели, они были остановлены артиллерийским огнем и бомбардировкой с воздуха.

Однако постоянный нажим противника создал такую непосредственную угрозу, что авангард союзников пришлось оттянуть из Джедейды на позицию около Тебурбы. 3 декабря Неринг бросил в бой все имевшиеся здесь немецкие подразделения, оставив лишь небольшую группу для охраны города Тунис. В ту ночь авангард союзников был вытеснен из Тебурбы и едва сумел ускользнуть по грунтовой дороге вдоль берега реки, побросав много имущества и транспортных средств. В ходе контрудара немцы захватили в плен больше 1000 человек, и их трофеи составили больше 50 танков.

К этому времени немцы в качестве подкреплений получили пять новых танков «тигр» с длинноствольными 88-мм пушками. Эти чудовища считались «секретным оружием», но Гитлер решил послать несколько танков в Тунис для испытания их в бою; два из них были приданы боевой группе в сражении за Тебурбу.

В течение последующих дней командование союзников готовилось в скором времени возобновить наступление большими силами. Однако надежды на его осуществление вскоре исчезли после предпринятых Нерингом мер по развитию успеха. Неринг решил использовать свои небольшие танковые силы для захвата Меджез-эль-Баба путем широкого обходного маневра к югу от р. Меджерда. Здесь только что развернулось боевое командование «В» американской 1-й бронетанковой дивизии с задачей возобновить наступление. Передовой отряд этого командования расположился в Джебель-эль-Гессе, на возвышенной местности к юго-западу от Тебурбы, господствующей над расположенной южнее равниной. Прежде чем начать свой обходный маневр, немцы утром 6 декабря атаковали позиции отряда и вытеснили его. Подкрепления, направленные американцам, прибыли слишком поздно и получили отпор, понеся большие потери.

Этот удар немцев заставил вновь прибывшего командира английского 5-го корпуса генерал-лейтенанта Олфри отдать приказ об отводе войск, расположенных севернее реки, с позиции вблизи Тебурбы на позицию у высоты 200 (которую англичане назвали Долгой стоянкой), ближе к Меджез-эль-Бабу. Более того Олфри предложил отойти еще дальше, на рубеж западнее Меджезэль-Баба. Андерсон одобрил это предложение, но Эйзенхауэр его отверг. Тем, не менее высота Долгая стоянка была оставлена.

В письме к своему другу генералу Хэнди от 7 декабря Эйзенхауэр писал: «По-моему, наши боевые действия лучше всего охарактеризовать как нарушение всех общепризнанных принципов ведения войны, как противоречащие всем правилам проведения операций и обеспечения войск, изложенным в уставах. Их будут подвергать критике в Ливенуорте и военном колледже еще лет 25».

10 декабря немцы нанесли новый фланговый удар силами, в состав которых входило около 30 средних танков и два «тигра», однако в двух милях от Меджез-эль-Баба они были остановлены огнем удачно расположенной французской батареи; пытаясь обойти ее с фланга, танки сошли с дороги, застряли в грязи и под угрозой удара в тыл со стороны отряда американского боевого командования «В» были вынуждены отступить. Тем не менее они косвенно добились непредвиденного успеха, так как с наступлением темноты боевое командование «В» начало отход со своей незащищенной позиции. Под влиянием ложного слуха об угрозе со стороны немцев оно свернуло затем на топкую дорогу, идущую вдоль реки. Здесь многие из уцелевших танков и других машин застряли и были брошены. Это пагубно отразилось на перспективе скорого возобновления наступления союзников на Тунис. К этому времени в боевом командовании «В» осталось всего 44 танка, пригодных к бою, — едва четвертая часть его штатной численности. Два немецких контрудара весьма чувствительно подорвали планы союзников.

Тем временем Гитлер назначил генерал-полковника Арнима верховным главнокомандующим войсками стран оси, которые были сведены в 5-ю танковую армию. 9 декабря Арним принял командование от Неринга и с прибытием новых подкреплений приступил к расширению двух позиций круговой обороны, охватывающих Тунис и Бизерту, в общий плацдарм. Он состоял из цепи опорных пунктов и простирался на 100 миль — от побережья примерно в 20 милях к западу от Бизерты до Анфидавиля на восточном берегу. Плацдарм делился на три сектора: северный обороняла дивизия Бройха (названная по имени ее командира), центральный (от пункта западнее прохода Шуиги до Пон-дю-Фахса включительно) — 10-я танковая дивизия, прибывавшая небольшими группами, и южный сектор — итальянская дивизия «Суперга». По оценке разведки союзников, силы стран оси в середине декабря насчитывали около 25 тыс. человек в боевых частях, 10 тыс. человек административного персонала и 80 танков. Эта оценка была явно завышенной. Действующие боевые части союзников насчитывали около 40 тыс. человек: около 20 тыс. англичан, 12 тыс. американцев и 7 тыс. французов, а общая численность союзных войск была гораздо выше из-за раздутого административно-хозяйственного аппарата.

Задержка в сосредоточении войск, отчасти из-за плохой погоды, вынудила Андерсона отложить возобновление наступления. Он решил начать наступление 24 ноября, чтобы воспользоваться полнолунием для ночной атаки пехоты. Наступление намечалось провести силами английских 78-й пехотной и 6-й бронетанковой дивизий и частью сил американской 1-й пехотной дивизии.

Для обеспечения развертывания были предприняты две частные атаки с целью захвата высоты Долгая стоянка и высоты 466, расположенной севернее на подступах к Тебурбе. Из-за плохой погоды обе атаки потерпели неудачу и вылились в затяжные бои с переменным успехом. По этой причине пришлось отложить основное наступление. К 25 декабря немцы полностью овладели своими прежними позициями и, вполне естественно, переименовали высоту Долгая стоянка в Рождественскую высоту.

В канун рождества Эйзенхауэр и Андерсон решили отказаться от намеченного наступления, учитывая свои неудачи и проливные дожди, превратившие поле боя в болото. Союзники проиграли «гонку к Тунису».

Однако эта неудача впоследствии обернулась величайшим благом. Ведь не потерпи союзники такой неудачи, Гитлер и Муссолини не имели бы ни времени, ни побуждения направить в Тунис огромные подкрепления и довести численность войск, оборонявших этот плацдарм, до 25 тыс. человек, которым приходилось воевать, имея за собой море, где господствовал противник, и под постоянной угрозой оказаться в западне. Когда в мае силы стран оси были в конце концов сокрушены, юг Европы оказался почти оголенным, так что последующее вторжение союзников в Сицилию в июле прошло сравнительно легко. Если бы не неудача союзников в декабре, весьма вероятно, что их вторжение в Европу было бы отражено. То, что Черчилль любил называть «мягким подбрюшием», представляло собой гористую, очень трудную для наступающих войск местность, которая «смягчалась» лишь недостатком сил обороняющихся.