Страницы истории

ПОЛНЫЙ КРАХ. 1944 ГОД

Захват Рима и новая заминка в Италии

Положение союзников в Италии в начале 1944 года оказалось гораздо хуже, чем можно было рассчитывать после высадки союзных войск на территории этой страны в сентябре 1943 года. Обе высадившиеся армии (американская 5-я и английская 8-я) понесли большие потери и были измотаны в непрерывных фронтальных ударах по обе стороны Апеннин. Медленное продвижение на север стало печальной копией действий союзных армий на Западном фронте в годы Первой Мировой войны. В сентябре в результате капитуляции Италии и одновременной высадки англо-американских войск в трех пунктах Италии (в Реджо, Таранто и Салерно) немцы оказались в трудном положении, из которого им удалось выйти только благодаря решительным контрмерам. Растерявшиеся вначале войска Кессильринга в сложной обстановке действовали так успешно, что Гитлер отказался от первоначального плана, согласно которому намечалось отвести войска в северные районы Италии, и предпочел длительную оборону полуострова.

С осени 1943 года союзники могли рассчитывать только на одно — как можно больше сковать немецких дивизий в Италии и не позволить им перебросить отсюда силы для отражения вторжения в Нормандии, которое намечалось на середину лета 1944 года.

На Тегеранской конференции трех великих держав в ноябре 1943 года и созванной до этого англо-американской конференции в Каире эту идею одобрили. Было принято решение о первостепенном значении операции «Оверлод» (высадка в Нормандии) и операции «Энвил» (вспомогательный удар на юге Франции). Что касается боевых действий в Италии, то было решено ограничиться захватом Рима и последующем продвижением к рубежу Пиза, Римини. Наступление в северо-восточном направлении на Балканы развивать не предполагалось. Это направление не казалось особо важным в английской политике на данном отрезке времени.

Несмотря на общую договоренность о приоритете операций «Оверлод» и «Энвил», между американцами и англичанами возникли существенные разногласия в оценке значения компании в Италии. Англичане, в частности Черчилль и Брук, считали, что чем больше союзных войск будет направлено в Италию, тем большие силы немцев окажутся там скованными и не смогут быть использованы в Нормандии. Эта точка зрения была ошибочной. Черчилль лелеял надежду одержать на этом театре войны крупную победу, честь которой принадлежала бы прежде всего англичанам. Американцы же были озабочены тем, чтобы любое усиление мощи союзников в Италии не вызвало ослабления сил во Франции, которая по праву считалась важнейшим и решающим направлением усилий союзников. Американцы в большей степени, чем Черчилль и английский комитет начальников штабов, учитывали трудности местности, которые не позволяли добиться быстрого успеха в Италии и развить его. Кроме того, американцы подозревали, то англичане стремятся сосредоточить свое внимание на действиях в Италии, чтобы уклониться от вторжения во Францию, поскольку последнее представляет собой гораздо более трудную задачу.

Для обороны так называемой линии Густава Кессельринг располагал 15 дивизиями в составе 10-й армии (не считая еще 8 дивизий в составе 14-й армии, находившейся на севере Италии). Хотя большинство немецких дивизий имело некомплект личного состава, они могли выдержать любой фронтальный удар 18 дивизий союзников, высадившихся в Италии к концу 1943 года. Поэтому, естественно, возникло решение высадить морской десант за линией Густава. Выполнению этой задачи должно было способствовать превосходство союзников в воздухе и на море. Если бы удалось провести десантную операцию одновременно с фронтальным ударом по позициям немцев на линии Густава, можно было рассчитывать на то, чтобы выбить противника с этих позиций южнее Рима. План действий, получивший кодовое название «Шингл», был одобрен Черчиллем, который высказывал недовольство медленными темпами наступления союзников в Италии. В Каире и Тегеране Черчилль добился решения выделить необходимые десантно-высадочные и транспортные средства. Уступив желанию американцев провести операцию «Энвил» (высадку в Южной Франции, намеченную на лето), Черчилль попросил до начала этой операции оставить десантно-высадочные средства в Средиземном море, чтобы использовать их для высадки десанта в Анцио (южнее Рима), которую намечалось провести в январе.

План операции в районе Анцио был тщательно разработан Александером и его штабом. Наступление на сухопутном фронте против позиций немцев на линии Густава поручалось начать примерно 20 января 5-й армией под командованием Кларка. Американский 2-й корпус должен был форсировать р. Рапидо и наступать к долине р. Лири, как только французский корпус (сосед американцев справа) и английский 10-й корпус отвлекут на себя главные силы 14-го танкового корпуса генерала Зенгера. Затем намечалось высадить в Анции американский 6-й корпус. Предполагалось, что немецкие резервные дивизии, спешно направлявшиеся на юг, будут возвращены назад для отражения высадки в Анцио. В создавшейся обстановке 5-й армии Кларка предстояло прорвать позиции немцев на линии Густава и соединиться с войсками 6-го корпуса в Анцио. Далее предполагалось, что немецкая 10-я армия в любом случае (если бы и не удалось ее разгромить) вынуждена будет отойти в район Рима для перегруппировки сил.

Однако на практике события развивались не так, как планировалось. Немецкие войска не растерялись и оказались в гораздо лучшей форме, чем предполагали союзники. Немцы упорно отстаивали свои позиции. Союзники же готовились к операции в спешке, и наступление 5-й армии задержалось.

Операция началась с успешного форсирования р. Гарильяно в ночь на 18 января войсками английского 10-го корпуса под командованием Маккрири на западном участке фронта. Это вынудило Кессельринга перебросить сюда значительные резервы (29-ю и 90-ю моторизованные дивизии и часть сил дивизии «Герман Геринг»). Форсирование р. Рапидо, предпринятое американским 2-м корпусом 20 января, окончилось полной неудачей и привело к большим потерям. Два полка, действовавшие в первом эшелоне, были почти полностью разгромлены. Немцы прочно удерживали долину р. Лири, и наступавшие на ней войска попали под губительный огонь с горы Монте-Кассино. Все это не учло союзное командование при планировании операции. Быстрое течение р. Рапидо даже в обычных условиях создавало большие трудности при переправе. Задачу форсировать реку поставили американской 36-й дивизии, которая после захвата горы Монте-Троччио (на подступах к р. Рапидо) находилась на пятидневном отдыхе. Попытка форсировать реку, предпринятая английской 46-й дивизией, также закончилась неудачей. Морской десант был высажен в Анцио 22 января. Наступление войск 5-й армии продолжалось, но результаты его не были блестящими.

Район Анцио оказался единственным участком на побережье в тылу позиций немецких войск, где местность благоприятствовала высадке десанта. В случае высадки десанта севернее Рима его отделяло бы от войск, действовавших с фронта, значительно большее расстояние. Высадка в Анцио была неожиданной для Кессельринга, считавшего, что союзники могли бы создать большую в стратегическом отношении угрозу, высадившись севернее Рима. В момент высадки союзников в Анцио находился только что прибывший туда на отдых батальон 29-й моторизованной дивизии. К счастью для немцев, командовавший войсками десанта генерал-майор Лукас, занявший пост командира 6-го корпуса во время боев под Салерно, был исключительно осторожным и пессимистически настроенным человеком. Свои пессимистические взгляды он высказывал еще до начала операции, причем не только в своем дневнике, но и в беседах с другими офицерами и генералами, в том числе и с Александером.

6-й корпус генерала Лукаса имел в первом эшелоне две пехотные дивизии (английскую 1-ю и американскую 3-ю), отряды «коммандос» и «рейнджеров», парашютный полк, два танковых батальона. Во втором эшелоне должны были действовать американские 1-я танковая и 45-я пехотные дивизии. Состав сил не только обеспечивал превосходство над противником во время высадки, но и открывал широкие возможности для развития успеха. Черчилль надеялся быстро выйти к Альбанским высотам южнее Рима, перерезать важные в стратегическом отношении шоссе № 6 и 7 и таким образом изолировать войска немецкой 10-й армии на линии Густава.

Англичане высадились севернее Анцио, американцы — южнее. Ни те ни другие не встретили почти никакого сопротивления. Однако немцы быстро и решительно приняли контрмеры. Их войска на линии Густава получили приказ упорно обороняться. Дивизия «Герман Геринг» была переброшена на север, а другие части срочно подтянуты на юг из Рима. Верховное главнокомандование обещало Кессельрингу предоставить любые дивизии, находившиеся в северной части Италии. Кроме того, в его распоряжение направили две дивизии, три отдельных полка и два батальона тяжелых танков. Гитлер горел желанием нанести по десанту такой удар, чтобы союзники воздержались от дальнейших попыток высадиться в Италии или на побережье Франции.

Кессельринг произвел группировку сил. В первые восемь дней в район Анцио были подтянуты подразделения и части восьми немецких дивизий. Было реорганизовано и управление войсками. На участке Анцио действовала 14-я армия Макензена, имеющая в своем подчинении 1-й парашютный и 76-й танковый корпуса, которые находились соответственно севернее и южнее района высадки союзников. 10-я армия Витинггофа осталась на позициях линии Густава; в ее состав входили 14-й танковый и 10-й горнострелковый корпуса. Всего вокруг плацдарма в Анцио было сосредоточено восемь дивизий. Семь дивизий, входивших в состав 14-го танкового корпуса под командованием генерала Зенгера, действовали против 5-й армии Кларка. Только три дивизии входили в состав 51-го горнострелкового корпуса для противодействия английской 8-й армии на Адриатическом побережье Италии. Шесть дивизий под командованием генерала Цангера оставались в северной Италии. (После отъезда Монтгомери в Англию для руководства работой по планированию и подготовке предстоящего вторжения в Нормандию командующим английской 8-й армией стал Лис.)

Надежды Черчилля на быстрое продвижение от Анцио к Альбанским высотам не оправдалось из-за упорного стремления Лукаса (его поддерживал Кларк) закрепиться на плацдарме до начала развития успеха. Однако, если учесть быструю реакцию немцев и их превосходящее тактическое мастерство, а также неопытность большинства американских командиров и их войск, чрезмерная осторожность Лукаса, возможно, сыграла и положительную роль: при таких обстоятельствах продвижение войск с плацдарма могло создать угрозу фланговых ударов и привести в катастрофическим последствиям.

Намеченный плацдарм был захвачен к исходу второго дня. И хотя теперь облегчалась организация снабжения десанта, первую попытку начать наступление с плацдарма предприняли лишь 30 января, то есть больше чем через неделю после высадки. Продвижение союзных войск вскоре приостановили прибывшие в этот район силы немцев. Более того весь плацдарм теперь подвергался артиллерийскому обстрелу. Авиация союзников действовавшая из района Неаполя, не могла помешать немецкой артиллерии наносить удары по скоплениям транспортов у Анцио. Таким образом силы Кларка против линии Густава не только не получили помощь от десанта, но были вынуждены сами начать прямые атаки на позиции немцев, чтобы выручить морской десант, высадившийся у Анцио.

Американский 2-й корпус попытался прорвать линию Густава ударом на Кассино с севера. 24 января в наступление перешла американская 34-я дивизия, на фланге которой действовали французские части. Только после тяжелых боев, длившихся почти неделю, американцы овладели небольшим плацдармом. Однако еще раньше Зенгеру удалось подтянуть резервы на этот участок фронта и укрепить свои позиции. Ввиду больших потерь 11 февраля американцы оставили захваченный плацдарм.

После этой неудачи в бой был введен Новозеландский корпус генерал-лейтенанта Фрейберга. В состав корпуса входили новозеландская 2-я и индийская 4-я дивизии, отлично показавшие себя в североафриканской компании. Индийская 4-я дивизия, состоявшая из английских и индийских подразделений, считалась по мнению немецкого командования одним из лучших соединений союзников в Италии. План действий, предложенный Фрейбергом, предусматривал охватывающий маневр в районе Кассино и мало чем отличался от прежних планов, когда наносились фронтальные удары по отлично оборудованным, умело выбранным и упорно обороняемым позициям немцев. В ходе таких фронтальных атак союзники несли большие потери. Командир индийской 4-й дивизии Такер предлагал провести более широкий маневр и продвинуться через горные районы. Предложение Такера поддерживало и французское командование. Однако Такер заболел, и поэтому с его мнением перестали считаться. Его дивизии поставили задачу атаковать позиции немцев на горе Монте-Кассино. Тогда Такер попросил подавить с помощью авиации огневые средства немцев, расположенные в монастыре, который венчал вершину горы Монте-Кассино. Каких-либо доказательств того, что немецкие войска занимают этот монастырь, не было (позже точно установили, что немцы тогда еще не вступили на территорию монастыря). Величественное здание монастыря, господствующее над местностью, одним своим грозным видом оказывало подавляющее действие на войска, атакующие позиции врага на горе Фрейберг и Александер удовлетворили просьбу Такера, и 15 февраля был произведен мощный налет. Когда же монастырские здания были разрушены, немцы заняли территорию монастыря и закрепились в развалинах. Их оборона стала еще сильнее.

Неоднократные атаки, предпринятые частями индийской 4-й дивизии ночью 15 и 16 февраля, успеха не принесли, поэтому в ночь на 18 февраля войска Новозеландского корпуса стали действовать по первоначальному плану. Индийской 4-й дивизии удалось захватить высоту 593, не раз переходившую из рук в руки, но в результате контратаки немецких парашютистов высоту пришлось оставить. На следующий день немецкие танки контратаковали новозеландскую 2-ю дивизию, которая вынуждена была отойти с плацдарма, захваченного за р. Рапидо.

До прибытия крупных подразделений, обещанных верховным главнокомандующим для уничтожения десанта союзников, Макензен провел серию контратак с целью воспрепятствовать расширению плацдарма противником. Первую из этих контратак предприняли в ночь на 3 февраля против позиций английской 1-й дивизии, которая 30 января неудачно пыталась продвинуться в направлении на Кампалеоне. К счастью, в это время высадилась одна из бригад английской 56-й дивизии, и контратака немцев была отбита. Еще одну, более сильную контратаку немцы предприняли 7 февраля, и, хотя англичанам удалось ее отбить, потери оказались настолько большими, что 1-ю дивизию пришлось заменить американской 45-й дивизией, только что высадившейся на плацдарме.

К середине февраля Макензен был готов нанести контрудар. Он имел 10 дивизий против 5 дивизий, которыми располагали союзники на плацдарме. Получив значительные подкрепления, немецкая авиация оказывала существенную поддержку наземным войскам. Новые миниатюрные танки «голиаф», управляемые по радио и снаряженные взрывчатыми веществами, немцы предполагали использовать для того, чтобы вызвать замешательство и панику среди обороняющихся союзных войск. Подготовке контрудара не помешали действия союзных войск у Кассиано и действия союзной авиации.

Наступление немцев на плацдарм началось 16 февраля. Ему предшествовали разведывательные действия по всему фронту и налеты авиации. К вечеру немцам удалось прорваться в полосе обороны американской 45-й дивизии. Этой возможности давно добивалось немецкое командование. 17 февраля оно бросило в прорыв 17 батальонов при поддержке танков. Перед ними поставили задачу — расширить участок прорыва и продвигаться вдоль дороги Альбано — Анцио. Победа казалась совсем близкой.

Однако скопление войск на этой единственной дороге создало непредвиденные трудности. Наступающие немецкие войска стали объектом наземной артиллерии, авиации и корабельной артиллерии союзников. Не дали ожидаемого эффекта и танки «голиаф». И все же, несмотря на тяжелые потери, немцам удалось потеснить войска союзников. Предпринятая 18 февраля новая атака с участием 26-й танковой дивизии позволила им продвинуться к побережью. Однако английские 56-я и 1-я, а также американская 45-я дивизии упорно оборонялись и успешно удерживали последний рубеж обороны плацдарма. Продвижение немцев было задержано у ручья Каррочето. Моторизованные дивизии 20 февраля предприняли последнюю попытку наступать, но и они вскоре были остановлены. Большая заслуга в успешном ведении оборонительных действий принадлежала генералу Траскотту, сменившему Лукаса. Раненого командира 1-й дивизии генерал-майор Пенни сменил генерал-майор Темплер, который наладил успешное взаимодействие с 56-й дивизией.

Узнав, что попытка уничтожить десант не принесла успеха Гитлер приказал 28 февраля вновь начать наступление силами четырех дивизий вдоль Чистернской дороги. Однако американская 3-я дивизия без труда остановила продвижение немцев, а три дня спустя, когда установилась ясная погода, союзная авиация нанесла сокрушительные удары по наступающим немецким войскам. 4 марта ввиду огромных потерь Макензен был вынужден отдать приказ о переходе к обороне. Вокруг плацдарма осталось пять немецких дивизий, а остальные были отведены на отдых.

Союзники предприняли еще одно наступление на Кассино, чтобы расчистить себе путь для наступательных действий весной. На этот раз удар вновь наносился в лоб. Новозеландской дивизии было приказано овладеть городом, после чего индийской 4-й дивизии предписывалось атаковать высоту, где размещался монастырь. Для подавления немецких войск в городе был предпринят мощный артиллерийский и воздушный налет (было израсходовано 190 тыс. снарядов и 1 тыс. т. бомб).

Это произошло 15 марта, когда еще стояла ясная погода. Однако обороняющиеся немецкие войска на этом участке (полк 1-й парашютной дивизии) на только выдержали налет, но и сумели отразить атаку пехоты союзников. Этому в немалой степени способствовали завалы, которые образовались в результате бомбардировки и артиллерийского обстрела и затруднили действия танков союзных войск. После овладения высотой Кастл дальнейшее продвижение 4-й дивизии приостановилось. К счастью для обороняющихся, начался проливной дождь. Только одна из рот достигла высоты за монастырем, но попала в окружение.

Тем временем в городе продолжались ожесточенные бои. К 19 февраля ни одной из сторон не удалось добиться успеха. На следующий день Александер решил, что, если в ближайшие трое чуток не удастся ничего добиться, придется отказаться от продолжения операции из-за больших потерь. 23 февраля с согласия Фрейберга наступление было прекращено. Таким образом, неудачей закончилась и третья битва у Кассино. После этого Новозеландский корпус расформировали, а войска были отправлены на отдых и переподчинены другим соединениям. У Кассино остались 78-я дивизия и 1-я бригада 6-й бронетанковой дивизии.

22 февраля Александер предложил провести операцию «Диадем» в долине р. Лири и одновременно нанести удар силами десанта с плацдарма в Анцио. По замыслу эта операция напоминала январское наступление, но была лучше спланирована и согласована. Ее предполагалось начать примерно за три недели до начала операции «Оверлорд», чтобы оттянуть часть немецких дивизий из Франции.

План, разработанный начальником штаба Александера Хардингом, предусматривал увеличить мощь удара, сняв с Адриатического побережья оставшийся там один корпус. Другие соединения 8-й армии смещались в западном направлении и должны были действовать на участке Кассино, долина р. Лири. 5-й армии, в том числе и французским войскам, предписывалось действовать не только на участке р. Гарильяно на левом фланге, но и на плацдарме в Анцио, Одновременно было выдвинуто предложение не проводить операцию «Энвил» на юге Франции.

Английский комитет начальников штабов, естественно. одобрил это план. Американский же комитет выступил против, мотивируя свои возражения тем, что высадка десанта на юге Франции в большей степени отвлечет силы противника от побережья Нормандии, чем операция «Диадем». Эйзенхауэр выступил с компромиссным предложением: отдать приоритет наступления в Италии, но продолжать планирование операции «Энвил». Если к 20 марта станет ясно, что крупную десантную операцию подготовить не удается. то большую часть транспортных средств, находившихся в итальянских водах, передать для нужд операции «Оверлорд». Объединенный англо-американский штаб 25 февраля утвердил это компромиссное решение.

В эти дни генерал Уилсон узнал от Александера, что весеннее наступление в Италии начнется не раньше мая. Александер подчеркивал, что нельзя отвести из Италии какие-либо силы, для участия в операции «Энвил» раньше, чем главные силы, действующие против линии Густава, прорвут оборону противника и соединятся с десантом в Анцио. Это означало (если дать десять недель на перегруппировку сил и подготовку), что операция «Энвил» начнется не раньше конца июля, то есть через два месяца после высадки в Нормандии, а не до начала операции «Оверлорд» с целью отвлечь силы противника. Уилсон и Александер решили поэтому, что стечение обстоятельств позволяет им пренебречь операцией «Энвил» и сосредоточить усилия на полном завершении компании в Италии. Эта точка зрения совпала с мнением Черчилля и английского комитета начальников штабов. Эйзенхауэр склонялся к тому, чтобы согласиться с ними, но выдвинул условия передать большую часть транспортных средств для нужд операции «Оверлорд». Американский комитет начальников штабов с большой неохотой согласился отсрочить проведение операции «Энвил» до июля, возражая против полной ее отмены, и высказал сомнение в целесообразности ставить более глубокие задачи наступающим войскам в Италии, чем намечалось раньше. Американцы сомневались и в том, что активные действия в Италии могут отвлечь немецкие дивизии из Нормандии. Вскоре выяснилось, что эти сомнения были не напрасны. Разгорелся длительный спор. В результате Черчиллю и Рузвельту пришлось обменяться пространными телеграммами.

Тем временем в Италии шла подготовка к весеннему наступлению. Перегруппировка войск 8-й армии и другие факторы (в том числе нехватка средств) задержали начало наступления до 11 мая. Перед 8-й армией стояла задача прорвать оборону немцев у Кассино. 5-я армия должна была оказать ей помощь, форсировав р. Гарильяно и начав наступление с плацдарма у Анцио в направлении на Вальмонтоне на шоссе № 6. В Анцио находилось шесть дивизий союзников против пяти немецких дивизий (еще четыре немецкие дивизии стояли в резерве в районе Рима). У линии Густава было сосредоточено 16 дивизий союзников (из них четыре дивизии находились в резерве). С целью прорыва союзники большую часть сил на этом фронте сосредоточили на участке от Кассино до устья р. Гарильяно — всего 12 дивизий (две американские, четыре французские, четыре английские и две польские). Еще четырем дивизиям предстояло развить успех, нанеся удар в долине р. Лири и прорвав позиции немцев (в шести милях севернее), раньше чем они сумеют организовать оборону на этом рубеже.

Наступление десяти дивизий 8-й армии поддерживалось огнем 1 тыс, орудий. Стояла сухая погода, позволявшая широко использовать танки и автотранспорт. Эти условия резко контрастировали с бездорожьем в период зимнего наступления. Для трех бронетанковых дивизий (английской 6-й, канадской 5-й и южноафриканской 6-й) открывались благоприятные возможности.

Польскому корпусу (две дивизии) поставили задачу овладеть Кассино, а английскому 13-му корпусу, действовавшему слева от поляков — наступать в направлении Сент-Анджело.

Наступательные действия союзных войск на всем фронте намечалось поддержать огнем более 2 тыс. орудий. Авиация союзников должна была сначала нанести мощные бомбовые удары по узлам железных и шоссейных дорог, а затем по объектам противника на поле боя. (Операция «Стренгл», однако, не оказала такого воздействия на коммуникации и тылы немецких войск, как планировалось.) Было подготовлено несколько диверсионных операция, но и они не принесли успеха. Стремясь ввести противника в заблуждение, союзники открыто репетировали морские десантные операции в надежде заставит Кессельринга поверить, что именно таковы их намерения, в частности, в районе Чивитавеккьи, неподалеку от Рима. Однако Кессельринг был настолько убежден, что союзники не преминут воспользоваться своими возможностями в высадке морских десантов, что эти меры оперативной маскировки оказались излишними.

Наступление началось 11 мая в 23.00 мощной артиллерийской подготовкой, вслед за которой в атаку пошла пехота. В течение первых трех дней союзники, встретив упорное сопротивление противника, не добились существенных результатов на большинстве участков фронта. Польский корпус генерала Андерса понес большие потери в атаке на Кассино, хотя войска действовали решительно и умело обходили опорные пункты противника. Английский 13-й корпус также продвигался медленно и неизбежно понес бы большие потери, если бы внимание противника не приковали к себе поляки. Американский 2-й корпус на прибрежном участке фронта продвинулся на небольшую глубину. Перед фронтом французского корпуса под командованием Жуэна оказалась только одна немецкая дивизия против четырех французских. Французы быстро продвинулись по горной местности за р. Гарильяно, где немцы не ожидали удара. 14 мая французские войска вышли в долину р. Аусенте, тесня немецкую 71-ю дивизию. Благодаря этому успеху американский 2-й корпус получил возможность быстрее продвигаться вдоль побережья и вынудил немецкую 94-ю дивизию отступить. Более того, пути отхода немецких 71-й и 94-й дивизий перерезали горы Аурунчи, преодолеть которые было очень трудно. Воспользовавшись этим, Жуэн выслал вперед марокканские горные части под командованием Жильома с задачей прорвать позиции немцев на линии Гитлера в долине р. Лири, прежде чем противник сумеет организовать здесь оборону.

Оборона немцев на правом фланге стала рушиться. Положение немцев осложнилось еще и тем, что одного из самых способных немецких генералов — Зенгера к моменту начала наступления союзников вызвали в ставку. Кессельринг на этот раз тоже не проявил решительности и не сумел быстро перебросить резервы на юг. Изучив ход событий на севере, он только 13 мая направил в долину р. Лири одну из резервных дивизий. Вскоре сюда прибыли еще три дивизии. Они сразу же оказались втянутыми в тяжелые бои, но так и не смогли стабилизировать положение на фронте. На участке Кассино немцы продолжали удерживать свои позиции еще несколько дней, хотя 15 мая союзное командование ввело в бой канадский корпус. Только в ночь на 17 мая немецкие парашютные части наконец отошли. Утром 18 мая польские войска вступили на территорию разрушенного монастыря. В этих боях поляки потеряли 4 тыс. человек.

Когда немецкие резервы были переброшены на юг, настал момент начать наступление в плацдарма в Анцио, куда только что прибыла еще одна американская дивизия (36-я). Приказав начать наступление 23 мая, Александер рассчитывал быстро выйти к Вальмонтоне и таким образом отрезать пути отхода главным силам немецкой 10-й армии, оборонявшей линию Густава. Если бы это удалось, можно было бы надеяться на быстрый захват Рима. Однако, все возможности были упущены из-за Кларка, который считал, что первыми в Рим должны войти войска 5-й армии. 1-я танковая и 3-я пехотная дивизии 25 мая вышли к Кори вблизи шоссе № 6, преодолев 25 миль. Они соединились с войсками 2-го корпуса, наступавшими на север по шоссе № 7. Дивизия «Герман Геринг» (единственная танковая дивизия имевшаяся в резерве Кессельринга) была переброшена в этот район чтобы задержать продвижение союзников, но попала под удары союзной авиации. В этот момент Кларк приказал четырем своим дивизиям повернуть на Рим, оставив лишь одну дивизию для продолжения наступления к Вальмонтоне. Эту дивизию остановили в трех милях от шоссе № 6 три немецкие дивизии. Александеру, хотя они обратился к Черчиллю, не удалось изменит направление действий войск Кларка, продвижение которых приостановило сопротивлением немцев на оборонительных позициях линии Цезаря южнее Рима. Более того, бронетанковые дивизии 8-й армии встретили гораздо большие трудности, чем предполагалось, и не сумели прижать отступающие войска немецкой дивизии 10-й армии к горным хребтам Апеннин. Немцам удалось ускользнуть через горные перевалы, хотя этому их успеху немало способствовало бездействие союзных войск в Анцио.

В течение нескольких дней казалось, что на линии Цезаря немцам удастся стабилизировать фронт, так как союзники встретили упорное сопротивление, оказанное под руководством Зенгера на участке Арк, Чепрано на шоссе № 6, а союзные бронетанковые дивизии их громоздкими обозами продвигались слишком медленно по узкой, запруженной войсками дороге. Однако печальную перспективу новой заминки устранил успех американской 76-й дивизии, которая 30 мая заняла Веллетри на шоссе № 7 в Альбанских высотах и прорвала позиции немцев на линии Цезаря. Развивая этот успех, Кларк начал общее наступление, в ходе которого 2-й корпус занял Вальмонтоне и по шоссе № 6 устремился к Риму. В это время 6 корпус поддерживал наступление по шоссе № 7. Под давлением одиннадцати дивизий сравнительно малочисленные немецкие войска, удерживающие подступы к Риму, отошли. 4 июня американские войска вступили в Рим.

Два дня спустя 6 июня, союзники начали наступление в Нормандии. Боевые действия в Италии отошли на второй план. Весеннее наступление (операция «Диадем») к моменту овладения Римом обошлась американцам в 18 тыс. человек, англичанам — в 14 тысяч человек и французам в — 10 тыс. человек. Потери немцев составили 10 тыс. человек убитыми и ранеными и примерно 20 тыс. человек пленными.

Если учитывать соотношение сил сторон (30 дивизий союзных войск против 22 немецких дивизий, а фактически 2:1 в боевых частях), то второе наступление в Италии нельзя назвать значительным вкладом со стратегической точки зрения. Не способствовало оно и вторжению в Нормандию путем отвлечения немецких дивизий из Франции. Не удалось помешать немцам укрепить свои позиции в северо-западной Европе. Численность немецких войск в северной Франции и Нидерландах увеличилась с 35 дивизий в начале 1944 года до 41 дивизии к моменту начала вторжения союзников через Ла-Манш в июне.

Справедливости ради следует отметить, что стратегическое значение компании в Италии для Нормандской операции состоит только в одном: не будь итальянского фронта, силы немцев в Нормандии оказались бы еще значительнее. Кроме того масштабы вторжения были ограничены имеющимися десантно-высадочными средствами. Значит союзные войска в Италии все равно не могли быть использованы в Нормандии на самом ответственном этапе операции. С другой стороны, использование в Нормандии тех сил, которые немцы были вынуждены держать в Италии, обрекало бы на неудачу высадку союзных войск во Франции. Эти аргументы справедливы, но, к сожалению, многие из английских руководителей, отстаивая значение компании в Италии, почему-то ни словом по этому поводу больше не обмолвились. Вместе с тем вряд ли были возможны переброски крупных немецких сил в Нормандию из-за активной боевой деятельности бомбардировочной авиации союзников, наносивших удары по узлам железных дорог.

В политическом отношении самым заметным событием этого периода было отречение короля Виктора Эммануила в пользу своего сына и замена маршала Бадольо на посту премьер-министра Италии антифашистом Бономи.

События, последовавшие за овладения Римом, которого так долго добивались союзники, принесло разочарование их армиям. Частично это объяснялось решениями высших инстанций, а частично и тем, что немцы сумели оправиться и принять контрмеры.

Уилсон согласился с точкой зрения американцев, что, несмотря на задержку, операция «Энвил» может стать самым эффективным средством, чтобы отвлечь немецкие дивизии из северной Франции и обеспечить быстрое продвижение с плацдарма в Нормандии. Александер придерживался иной точки зрения. 6 июня, два дня спустя после овладения Римом, он выдвинул план развития успеха по операции «Диадем». Александер считал, что если будут сохранены имеющиеся в его распоряжении силы, то они сумеют начать наступление на линию обороны немцев севернее Флоренции не позже 15 августа (то есть в те же сроки, на которая была намечена операция» Энвил») и прорвать оборону противника, если Гитлер не решится перебросить в этот район восемь или больше дивизий для усиления своих войск. Александер полагал, что сумеет быстро занять северо-восточные районы Италии и получит возможность прорваться через Люблянский проход в Австрию. Эта была исключительно оптимистическая оценка возможности быстро преодолеть несколько горных барьеров на пути между Венецией и Веной, где немцы располагали множеством выгодных позиций для ведения сдерживающих действий. Здесь проявилось нежелание считаться с тем фактором, что итальянцы не раз получали серьезный отпор и терпели неудачу при аналогичных попытках в годы Первой Мировой войны.

Однако план понравился Черчиллю и английскому комитету начальников штабов, особенно Бруку, как альтернатива тяжелым потерям и даже катастрофе, которой они опасались в Нормандии. Американский комитет начальников штабов во главе с генералом Маршалом выступил против нового и весьма сомнительного расширения масштабов наступательных действий в Италии, но Александер взял вверх над Уилсоном. Тогда вмешался Эйзенхауэр. Он был сторонником операции» Энвил». И вновь в спор были вовлечены Черчилль и Рузвельт. Ко 2 июля спор закончился в пользу американцев, и Уилсон отдал приказ начать операцию «Энвил» (теперь ее называли более скромно — «Дрэген») 15 августа. Это решение предусматривало переброску американского 6 корпуса (три дивизии) и французского корпуса (четыре дивизии), командование которого, естественно, хотело принять участие в освобождении родной страны. В 5-й армии осталось пять дивизий, а группа армий в целом рассталась примерно с 70 % поддерживающей авиации.

Тем временем Кессельринг уже принял ряд мер, чтобы воспрепятствовать союзникам развить достигнутый ими успех. Потери немцев за время операции «Диадем» были тяжелыми: четыре дивизии пришлось отвести для отдыха и переформирования, а остальные семь имели значительный некомплект. Четыре новые дивизии были направлены в район боевых действий одновременно с танковым полком. Большинство этих подкреплений предназначалось для 14-й армии, прикрывшей наиболее вероятное направление наступления союзников. Кессельринг намеревался замедлить продвижение противника, ведя в течение лета сдерживающие действия на последовательных рубежах, и к зиме отойти на Готическую линию. Примерно в 80 милях севернее Рима имелся естественный оборонительный рубеж у Тразимене, представлявший собой выгодную позицию для первого этапа сдерживающих действий. Умело проведенные инженерно-заградительные работы должны были помочь задержать продвижение союзников.

Наступление началось 5 июня, после вступления союзников в Рим, однако союзные войска действовали недостаточно решительно в этот самый опасный для немцев момент. Затем в наступление перешли французские войска, входящие в состав 5 армии. Тем временем английский 13-й корпус наступал вдоль шоссе № 3 и 4, но встретив упорное сопротивление, остановился на рубеже Тразимене. На других участках фронта продвижение союзных войск также было приостановлено. Таким образом, немногим больше, чем через две недели после отступления из Рима Кессельрингу удалось стабилизировать положение на фронте. Более того, ему сообщили, что верховное главнокомандование направляет ему еще четыре дивизии (находившиеся на Восточном фронте в России или предназначавшиеся для отправки туда), а также пополнение из числа призывников для доукомплектования дивизий, понесших потери в предшествующих боях, — все это помимо четырех дивизий и полка тяжелых танков, которые уже начали прибывать. По иронии судьбы, значительные усилия войск Кессельринга происходило в тот самый момент, когда перед Александером встала удручающая перспектива расстаться с семью дивизиями, с большей частью поддерживающей авиации, а также с подразделениями материально-технического обеспечения союзной группы армий в Италии.

Когда темпы продвижения союзных войск, развивавших достигнутый успех, начали замедляться, Кессельринг принял решение удержать позиции на естественном рубеже.

Два летних месяца после 20 июня принесли разочарование армиям Александера. Продвинуться вперед им почти не удавалось. Боевые действия носили характер изолированных боев между отдельными корпусами союзных и немецких войск. В этих боях немцы обычно удерживали свои позиции до тех пор, пока союзные войска готовились к наступлению, а затем отходили к следующему рубежу.

После быстрой перегруппировки сил, проведенной Кессельрингом, 14-й корпус на западном побережье противостоял американскому 2-му корпусу, 1-й парашютный корпус — французскому корпусу (еще не переброшенному для участия в операции «Энвил»), 76-й танковый корпус — английскому 13-му и 10-му корпусам, а на Адриатическом побережье 51-й горнострелковый корпус — польскому 2-му корпусу.

К началу июля на центральной части фронта союзные войска, действия которых затруднялись неблагоприятными условиями погоды, наконец прорвали позиции немцев у Тразимене, однако через несколько дней вновь остановились у Ареццо. 15 июля немцы отошли с этой позиции на позицию Арно, проходившую от Пизы на Флоренцию и далее в востоку. Здесь союзникам пришлось остановиться надолго, хотя цель их наступления — Готическая линия находилась совсем близко. Некоторой компенсацией за эту неудачу явился захват польскими войсками Анконы 18 июля и захват Ливорно американскими войсками 19 июля. Этот привело к сокращению путей снабжения союзных войск.

Поскольку англичане, особенно Александр и Черчилль, хотели продолжать активные действия в Италии (несмотря на неоднократные неудачи и сократившуюся численность войск), началось планирование летнего наступления на Готическую линию. Предполагалось, что это наступление позволит оттянуть силы немцев от главных театров. Кроме того в случае поражения на Западном фронте немцы отошли бы из Италии, что позволило бы силам Александера быстро овладеть северными районами Италии и двинуться на Триест и Вену.

В основе разработанного раньше начальником штаба Александером генералом Хардингом плана наступления на Готическую линию лежала идея внезапного прорыва на центральном участке фронта в Апеннинах, однако командующий 8-й армией Лис 4 августа убедил Александера принять другой план. Согласно этому плану, предполагалось скрытно перебросить 8-ю армию на Адриатическое побережье с задачей прорвать оборону противника в Римини. Затем, когда внимание Кессельринга будет приковано к 8-й армии, 5-я армия нанесет удар в направлении Болоньи. Кессельринг будет вынужден вновь перебросить сюда резервы, и тогда 8-я армия, нанося новый удар, выйдет на Ломбардскую равнину, где ее бронетанковые соединения получат свободу маневра, которой они были лишены с момента высадки в Италии. Несмотря на трудности материально-технического обеспечения войск, этот план открывал неплохие перспективы, тем более что прежний план не мог быть осуществлен из-за вывода французских горнострелковых частей из Италии. Лис считал также, что 5-я и 8-я армии будут действовать лучше, если им поставить различные объекты наступления. Александер быстро согласился с доводами Лиса и утвердил новый план действий, получивший кодовое наименование «Олив».

Недостатки этого плана стали очевидны сразу же после начала операции. Хотя англичанам больше ненужно было преодолевать горные массивы, им пришлось форсировать несколько рек, что замедлило темпы продвижения войск. Кессельринг, наоборот воспользовался хорошей рокадной дорогой для переброски своих сил (по шоссе № 9, проходящему от Рима к Больньи). Кроме того, план англичан строился на том, что сохранится сухая погода. Это был чрезвычайно оптимистический расчет. Помимо этого, к северу от Римини состояние местности не благоприятствовала быстрому продвижению бронетанковых войск.

Александер начал наступление 25 августа, на десять дней позже намеченного срока. Для немцев оно явилось неожиданностью. Они не заметили выдвижения на исходные позиции английского 5-го корпуса (пять дивизий) и канадского 1-го корпуса (две дивизии) за боевыми порядками польского 2-го корпуса. (Английский 10-й корпус по-прежнему занимал позиции на горном участке фронта, а 13-й корпус был переброшен на запад с задачей поддержать наступления войск 5-й армии).

На Адриатическом побережье оборонялись только две ослабленные немецкие дивизии, действия которых поддерживала 1-я парашютная дивизия. В то время переброска немецких войск в основном шла в направлении с востока на запад. Наступление польских войск на Адриатическом побережье не привлекло внимания немецкого командования, и только 29 августа, после того, как в течение четырех дней три корпуса союзных войск развернули наступление на широком фронте и продвинулись на 10 миль от р. Метауро к Фолье, немцы забеспокоились. На следующий день в этот район прибыли еще две дивизии с задачей задержать наступления союзников, но было уже слишком поздно. 2 сентября союзники вышли к р. Конка.

Темпы продвижения войск 8-й армии не были высокими. 4 сентября разгорелись бои в районе горного хребта Корьяно за Аусой. Здесь англичане вынуждены были остановиться, ибо немцы получили некоторые подкрепления и к тому же 6 сентября начались проливные дожди.

Кессельринг отдал приказ отвести войска к Готической линии. Благодаря этому сократилась протяженность фронта обороны, а также высвободились войска для действия на Адриатическом побережье. Этот частичный отход открыл переправы у Арно, где войска 5-й армии изготовились к удару. С 10 сентября американский 2-й и английский 13-й корпуса вели наступление на немецкие позиции, упорно обороняемые небольшими силами. Неделю спустя союзникам удалось прорваться через перевал Иль Джиога севернее Флоренции. Кессельринг вновь был захвачен врасплох, ибо только 20 сентября он понял, что это — главное направление наступления союзников, и перебросил сюда еще две дивизии. К этому времени введенная в бой из резерва американская 88-я дивизия уже устремилась к Болонье. Однако немцы, даже потеряв позиции на Готической линии и их главный опорный пункт на горе Батталья, сумели задержать продвижение союзников. В конце сентября Кларк вернулся к идее нанести удар непосредственно на Болонью.

Тем временем 8-я армия, действовавшая на Адриатическом побережье, все еще испытывала трудности. К 17 сентября в полосе действий армии находилось уже около десяти немецких дивизий, сдерживавших натиск англичан. Хотя канадцам к 21 августа удалось выйти к Римини и к дельте р. По, немцы успели отойти к следующему рубежу по р. Уза. Союзникам на этой равнине предстояло форсировать тринадцать рек, не считая р. По. В этих боях союзники потеряли около 500 танков; многие пехотные дивизии также понесли большие потери. Немцы получили возможность перебросить значительную часть своих сил для противодействия наступлению войск 5-й армии.

2 октября войска Кларка возобновили наступление на Болонью, на этот раз вдоль шоссе № 65. В бой были брошены все четыре дивизии 2-го корпуса, однако немцы оборонялись так упорно, что в течение трех недель американцы продвигались не больше чем на милю в сутки. 27 октября наступление было приостановлено. К концу октября наступление 8-й армии также заглохло. Было форсировано только пять рек, а до р. По все еще оставалось 50 миль.

Важные изменения в этот период произошли в командовании. Кессельринг получил серьезную травму в автомобильной катастрофе и был заменен Витинггофом. Маккрири сменил на посту командующего 8-й армии Лиса, получившего назначение в Бирму. В конце ноября Уилсона вызвали в Вашингтон, и его место занял Александер. Кларк стал командующим группой армий союзных войск в Италии.

К концу 1944 года положение союзников было разочаровывающим по сравнению с теми перспективами, которые представлялись весной и летом. Хотя Александер по-прежнему оптимистически относился к возможности прорыва в Австрию, однако медленное продвижение в Италии фактически исключало эту возможность. Уилсон признавал это в своем докладе английскому комитету начальников штабов 22 ноября. Об упадке боевого духа союзных войск свидетельствовали участившиеся случаи дезертирства.

Наступление, предпринятое в конце 1944 года, имело целью овладеть Болоньей и Равенной. 4 декабря канадским войскам из состава 8-й армии удалось захватить Равенну. Это вынудило немцев перебросить в этот район три дивизии, чтобы задержать продвижение англичан. Таким образом, открылись неплохие перспективы для действия 5-й армии. Однако 26 декабря противник нанес контрудар в долине р. Сенио. Муссолини был вдохновлен идеей оказать помощь наступлению немцев в Арденнах, и в контрударе участвовали в основном итальянские войска, оставшиеся верными дуче. Очень скоро контрнаступление выдохлось и его легко остановили союзники. Однако силы 8-й армии были измотаны, войска испытывали нехватку боеприпасов, в то время как немцы имели в районе Болоньи сильные резервы. Александер решил поэтому перейти в обороне и подготовиться к мощному наступлению весной.

Новым ударом по надеждам, возлагаемым на компанию в Италии, явилось решение объединенного англо-американского штаба перебросить из Италии на Западный фронт еще пять дивизий для участия в весеннем наступлении на территории Германии. Фактически во Францию был переброшен только канадский корпус, имевший в своем составе две дивизии.