Страницы истории

Наступление в Белоруссии

У русских были все основания остаться довольными развитием событий. 23 июня они перешли в наступление против немецких войск. К этому времени союзные войска уже закрепились на плацдарме в Нормандии и вели наступательные действия севернее Рима. Однако русские выиграли больше, чем западные союзники, оттого, что Гитлер по-прежнему настаивал на ведении жесткой, а не эластичной обороны.

Хотя русские готовились к наступлению на всем протяжении фронта от Карпат до Балтики, обращал на себя внимание участок южнее Припятских болот. Здесь русские глубоко вклинились на территорию Польши, и было естественно ожидать, что весной они возобновят удары, которые позволят им выйти ко Львову и овладеть Ковелем.

Однако русские предпочли начать наступление на самом «отсталом» участке своего фронта, поступив точно так же, как немцы в 1942 году. Они нанесли удар в Белоруссии, севернее Припятских болот, там, где немцы все еще удерживали значительную часть советской территории.

Выбор был сделан правильно. Поскольку на северном участке русские к началу кампании продвинулись меньше, чем на других участках, их коммуникации были короче и обеспечивали нанесение мощного начального удара. В связи с тем, что в 1943 году здесь удалось сдержать натиск русских, немцы вряд ли бы рискнули усилить войска на этом участке за счет более важного и опасного направления между Ковелем и Карпатами. Хотя на большей части этого участка немцам удалось удержать свои позиции в предшествующие осень и зиму, русские сумели вклиниться на флангах, у Витебска и Жлобина. Это создавало благоприятные возможности для возобновления наступления. Кроме того, в случае отхода немцев русские получали хорошие возможности выйти противнику в тыл, нанеся удар из района Ковеля. Здесь русские войска находились у западной оконечности полосы болот, разделявшей немецкие армии.

Перед началом наступления управление войсками на участке фронта от Балтики до Припятских болот было реорганизовано и войска были усилены. Теперь здесь действовало семь фронтовых объединений. Справа — Ленинградский фронт Говорова; далее на юг — 3-й Прибалтийский фронт Масленникова и 2-й Прибалтийский фронт Еременко. Эти фронты пока не вели наступательных действий. Наступление начали четыре фронта: 1-й Прибалтийский фронт под командованием Баграмяна (войска этого фронта раньше вклинились в позиции противника у Витебска); 3-й Белорусский фронт под командованием Черняховского — самого молодого из советских военачальников; 2-й Белорусский фронт под командованием Захарова и 1-й Белорусский фронт под командованием Рокоссовского (войска этого фронта ранее вклинились в позиции противника у Жлобина).

Основную тяжесть удара русских приняли на себя войска группы армий «Центр» под командованием Буша, который сменил на этом посту Клюге, получившего тяжелое ранение в автомобильной катастрофе. Хотя в течение зимы русским не удалось прорвать оборону противника на этом участке фронта, Буш и его подчиненные хорошо понимали, насколько близки были русские к успеху, и теперь сомневались, сумеют ли они выдержать новый удар в благоприятных для наступающих условиях. В предвидении этого удара Буш хотел отвести свои войска к р. Березина, то есть на 90 миль к западу. Но Гитлер и слышать не хотел о каком-либо отходе.

Теппельскирх, сменивший Хейнрици на посту командующего 4-й армией, несколько смягчил удар русских, отведя свои войска к позициям в верхнем течении Днепра. Однако в целом это не дало эффекта, так как русские сосредоточили основные усилия в районах, где они сумели вклиниться в позиции немцев еще до начала кампании.

На севере русские овладели Витебском, нанеся удары по сходящимся направлениям силами Баграмяна между Витебском и Полоцком и силами Черняховского между Витебском и Оршей. Витебск был занят на четвертый день операции. Русские образовали огромную брешь в позициях немецкой 3-й армии. Создалась возможность продвигаться на юг, к шоссе Москва — Минск, и создать угрозу тылу немецкой 4-й армии, которая сдерживала натиск войск Захарова. Опасность положения этой армии увеличилась после того, как войска Рокоссовского нанесли удар севернее Припятских болот в полосе обороны 9-й армии. Прорвав оборону немцев у Жлобина (этот город был занят на четвертый день операции), Рокоссовский форсировал Березину и двинулся в обход Бобруйска. 2 июля его танковые соединения вышли к Столбцам, в 40 милях от Минска, перерезав шоссейную и железную дороги на Варшаву.

Благодаря возросшей мобильности своих войск русские получили возможность вести наступательные действия на таком обширном пространстве, что все попытки немцев сдержать их натиск оказались безуспешными. В течение недели русские армии продвинулись на 150миль. Вслед за танками двигалась мотопехота. Войска Рокоссовского с севера приближались к Минску, угрожая перерезать дорогу на Вильнюс. Находившаяся в резерве танковая армия Ротмистрова нанесла удар вдоль шоссе Москва — Минск и 3 июля овладела Минском, пройдя за последние два дня около 80 миль.

В первую неделю на северном участке полосы наступления было взято 30 тыс. пленных, а на южном — 24 тыс. пленных. У Минска попало в окружение около 100 тыс. немецких войск. Хотя путь отхода на Минск был отрезан, части сил 4-й армии Теппельскирха удалось избежать уничтожения и отойти на юг, воспользовавшись проселочными дорогами, по которым долгое время немецкие войска не продвигались, опасаясь русских партизан. Группа армий «Центр» была фактически разгромлена, потери в общем составили 200 тыс. человек.

Западнее Минска немецкие войска попытались задержать наступление русских, но, поскольку не было удобного естественного рубежа и не хватало сил для обороны все расширяющегося участка прорыва, эта попытка оказалась неудачной. Русские легко обходили те города и населенные пункты, где немцы пытались организовать оборону, и стремительно продвигались к Вильнюсу, Гродно, Белостоку и Бресту. 9 июля русские вступили в Вильнюс, а 13 июля, когда мобильные части обошли его с севера и юга, полностью овладели этим городом. В тот же день другие части русских войск вошли в Гродно.