Страницы истории

Бирманская кампания — от Импхала до освобождения Рангуна в мае 1945 года

Срыв наступления японцев у Импхала весной 1944 года был для них жестоким ударом, но не таким сокрушительным, чтобы сломить их позиции в Бирме. Успех теперь зависел от того, насколько эффективными будут последующие действия, а для этого англичанам предстояло организовать надежную систему снабжения.

Объединенный англо-американский штаб в директиве от 3 июня поставил Маунтбэттену задачу расширить воздушный мост в Китай и имеющимися в его распоряжении силами расчистить наземный путь. Ожидалось, что при этом будет освобождена Бирма, хотя конкретных указаний на этот счет не поступало. Рассматривались два главных плана: план «Кэпитал» — наступление по суше с целью освобождения северной и центральной Бирмы и план «Дракула» — десантная операция с целью захвата южной Бирмы. При сложившихся обстоятельствах генерал Слим и американцы предпочитали план «Кэпитал», и хотя было приказано вести подготовку к осуществлению обоих планов, главное внимание уделялось плану «Кэпитал».

Несмотря на значительное улучшение коммуникаций из Индии и превращение Индии в главную базу, становилось все очевиднее, что еще предстоит сделать гораздо больше, чтобы вторжение в Бирму быстрее принесло реальные плоды. Главную трудность представляли не столько оперативно-тактические проблемы, сколько проблемы материально-технического обеспечения. Несмотря на усовершенствование наземных коммуникаций и внутреннего водного транспорта, 14-я армия Слима продолжала зависеть от снабжения по воздуху, а оно, в свою очередь, зависело от помощи американской транспортной авиации. \665 — Рис. 23\

В результате во второй половине 1944 года главным образом решали эти вопросы, а также провели реорганизацию системы командования. Наиболее важными мероприятиями были передача руководства снабжением по воздуху объединенному штабу под названием «оперативная группа транспортной авиации», согласование действий разведывательных служб и ликвидации частей специального назначения. Проведению реорганизации способствовало то, что в октябре из Китая был отозван Стилуэлл. Вместо него начальником штаба Чан Кай-ши и китайских войск назначили генерала Ведемейера. В ноябре генерал Лис, командовавший 8-й армией в Италии, был назначен командующим союзными сухопутными силами в Юго-Восточной Азии с подчинением Маунтбэттену.

В середине октября, когда прекратились муссонные дожди и высохла земля, Слим приступил к выполнению плана «Кэпитал». Начав наступление на Центральном фронте, он сосредоточил 33-й корпус Стопфорда в южной части долины Кабо с задачей овладеть Калемьо и Калевой (130 миль южнее Импхала), форсировать р. Чиндуин в районе Калевы к середине декабря, а затем вместе с 4-м корпусом (которым теперь командовал генерал Мессерви) развить успех в юго-восточном направлении на Моунъюа и Мандалай (в 160 милях от Калевы).

Японское верховное командование, учитывая все возрастающую угрозу наступления американцев с моря на Филиппины, не могло выделить подкрепления бирманскому флоту генерала Кимуры и приказало ему удерживать свои позиции, чтобы не дать возможности союзникам выйти на Бирманскую дорогу или двинуться на Малайю. Японцам не приходилось особенно надеяться на выполнение этих оборонительных задач, поскольку их силы резко сократились в результате затяжного наступления на Импхал. На Центральном фронте четырем неукомплектованным дивизиям японской 15-й армии общей численностью всего 21 тыс. человек противостояли восемь-девять сильных дивизий. Помимо четырех дивизий японцы могли рассчитывать только на подразделения и части дивизии, расположенной в южной Бирме, но использовать ее означало бы оголить Рангун. Хотя часть сил Слима оставалась в резерве на случай возможного осуществления плана «Дракула», он имел больше дивизий и обладал значительным превосходством в танках и самолетах. Принимая во внимание эти упрямые факты, японцы признавали, что им, возможно придется оставить северную Бирму, но все еще надеялись удержать рубеж, включающий Мандалай и нефтяные промыслы Енанджуана (в 140 милях к югу по р. Иравади).

Пока развивалось наступление англичан на центральном фронте, успешно завершились две вспомогательные операции — в Ракхайне (Аракан) и в северной Бирме.

Задача 15-го корпуса Кристисона заключалась в том, чтобы с прекращением муссонов очистить от японцев провинцию Ракхайн, захватить остров Акьяб с его авиационными базами, а потом высвободить войска для решения основной задачи. Кристисон располагал тремя сильными дивизиями против двух слабых дивизий так называемой 28-й армии Сакураи. Наступление англичан началось 11 декабря. 23 декабря они заняли Донбайк на оконечности полуострова, а через неделю — Ратедаун, на восточном берегу р. Маю. В это же время одна из дивизий корпуса Кристисона очищала от японцев долину Каладан в глубине. Японцы оказали слабое сопротивление, так как уже выводили войска из Ракхайна. Это ускорило захват Акьяба: когда англичане 4 января вошли в город, японцы уже оставили его.

Потребность в новых авиационных базах заставила Кристисона осуществить захват острова Рамри. 21 января англичане заняли этот остров, почти не встретив сопротивления, так как японцы теперь стремились главным образом удержать горные проходы, ведущие к низовьям Иравади, и не допустить прорыва англичан в центральную Бирму. Небольшие японские арьергарды удерживали проходы до конца апреля и тем самым дали возможность истощенной армии Сакураи уйти из Аракана. Впрочем, их упорной обороне способствовало то обстоятельство, что корпус Кристисона теперь уделял больше внимания подготовке плана «Дракула».

В Китае в течение 1944 года боевые действия складывались неудачно для войск Чан Кай-ши, и это привело к пересмотру решения, принятого на конференции «Трайдент», о приоритете снабжения Китая по воздуху. Теперь главное внимание уделялось не столько американской стратегической авиации в Китае, сколько наращиванию и укреплению китайских вооруженных сил, особенно после того, как наступление двенадцати китайских дивизий в западной провинции Юньнань остановила одна японская дивизия, хотя соотношение сил было 7:1.

На северном фронте в Бирме войска Стилуэлла, стремившиеся продвинуться к северному флангу Бирманской дороги через Мьичину, в течение весны не могли добиться значительного успеха против трех слабых дивизий 33-й армии Хонды. Впрочем, осенью положение улучшилось, после того как «чиндитские» подразделения сменила индийско-английская 36-я дивизия, а большинство китайских дивизий были сняты с фронта для противодействия японскому наступлению в Китае.

В декабре войска Салтена быстро добились успеха, и слабые японские дивизии Хонды были вынуждены отступить на юго-запад к Мандалаю. К середине января весь западно-центральный участок Бирманской дороги был очищен от японцев. К апрелю всю дорогу от Мандалая до Китая открыли вновь.

К середине ноября 1944 года 33-й корпус Стопфорда создал плацдарм на восточном берегу Чиндуина, а 4-й корпус Мессерви начал наступление в восточном направлении в Шуэбо-Мандалайскую равнину, войдя в соприкосновение у Банмау с 36-й дивизией Фестинга, которая к тому времени продвинулась на юг до Индо и Каты на Иравади. Отсутствие сопротивления свидетельствовало о том, что японцы отходят из равнины Шуэбо на позиции Мандалая на Иравади. Таким образом, рухнула надежда Слима окружить и уничтожить противника на сравнительно открытой местности, использовав свое превосходство в танках, артиллерии и авиации. Слим пересмотрел свой план. В то время как 33-й корпус Стопфорда (по численности эквивалентный четырем дивизиям) наступал на Мандалай с севера с целью захватить переправы через Иравади, 4-й корпус (по численности эквивалентный трем дивизиям) должен был как можно более скрытно наступать прямо на юг от Калемьо вдоль долины р. Мьита. Затем планировалось повернуть от Ганго на юго-восток с целью захватить переправу через Иравади около Пакокку и создать стратегический барьер в районе Мейтхилы, тем самым блокировав пути отхода и линии снабжения японских войск, оборонявших Мандалай. Успех этого плана действий на Центральном фронте зависел от решения проблем материального обеспечения, и особенно проблем снабжения по воздуху.

К началу 1945 года, в то время как 4-й корпус готовился к глубокому фланговому маневру, 33-й корпус Стопфорда продолжал наступление на юг к Мандалаю. К 10 января он занял Шуэбо, 22 января — Моунъюа (на р. Чиндуин). Еще одна дивизия уже захватила переправы через Иравади в 50–70 милях севернее Мандалая. Кроме отдельного отряда, расположенного напротив Мандалая, все японские силы находились теперь на восточном берегу Иравади.

Сигналом к началу операций по плану, намеченному Слимом, послужил захват корпусом Мессерви 10 февраля Канхлы, вблизи Пакокку. 14 февраля одна из дивизий корпуса захватила плацдарм около Ньяуну, южнее Пакокку, легко преодолев сопротивление индийских националистских войск, оборонявших этот участок. Затем его ударная группа под командованием генерала Кауэна (17-я моторизованная дивизия с танковой бригадой) вошла в прорыв и 24 января заняла Таунду, а 28 января подошла к окраине Мейтхилы. На короткое время она оказалась отрезанной, когда японский отряд вновь занял Таунду. Группу все время снабжали с воздуха, и после двухдневных боев 3 марта ей удалось захватить Мейтхилу. Кауэн всеми силами старался сохранить инициативу и предпринял ряд стремительных рейдов в различных направлениях силами небольших отрядов пехоты и танков.

Японцы оказались в опасном положении: они выдерживали сильный натиск в районе Мандалая, их тыловые коммуникации были перерезаны, а войска значительно уступали по численности противнику на суше и почти лишены были прикрытия с воздуха. Тем не менее японцы оказывали ожесточенное сопротивление. Они отбили неоднократные атаки на форт Дафферин и предприняли отчаянное контрнаступление в районе Мейтхилы с целью восстановить свои коммуникации. Две японские дивизии наступали с юга, еще одну спешно перебрасывали из Мандалая. Все они теперь вошли в состав 33-й армии Хонды (которая отошла с Северного фронта и от Бирманской дороги). В середине марта сражение достигло апогея, однако к концу месяца японское контрнаступление было отбито. Тем временем Стопфорд захватил наконец форт Дафферин и 20 марта занял Мандалай. Поняв безнадежность своего положения, японская 15-я армия отказалась от попыток удерживать Мандалай и отступила к югу. Теперь центральная Бирма находилась в руках англичан и путь на Рангун был открыт. Два английских корпуса за несколько недель боев потеряли около 10 тыс. человек. Потери японцев достигли примерно трети их общей численности. Возможности дальнейшего сопротивления особенно ухудшились из-за потерь во время отступления на восток в Шанские горы.

Теперь путь на Рангун был открыт для англичан, однако надо было спешить занять город до начала периодов мусссонов; к тому же в начале июня американскую транспортную авиацию предполагалось вывести из Бирмы и направить на помощь Китаю. От Мейтхилы до Рангуна было больше 300 миль, и снабжение 14-й армии Слима могло нарушиться, если бы до этого срока не удалось овладеть одним из портов южной Бирмы. Маунтбэттен поэтому решил приступить в начале мая к осуществлению плана «Дракула», который рассматривался как гарантия на случай, если армия Слима не успеет вовремя достичь Рангуна. Эту операцию поручили провести одной из дивизий из корпуса Кристисона с полком средних танков и парашютным десантным батальоном гурков.

Намеченный Слимом план развития успеха в южном направлении от Мандалая и Мейтхилы предусматривал, что 4-й корпус Мессерви будет наступать вдоль шоссейной и железной дорог, а 33-й корпус Стопфорда — по обоим берегам Иравади, причем снабжение войск 33-го корпуса осуществлялось водным транспортом, а снабжение 4-го корпуса — по воздуху.

Японцы надеялись удержать Иравади силами 28-й армии, прибывшей из Аракана, а силами двух других армий — задержать наступление Мессерви. Однако надежды японцев оказались тщетными, так как их войска были в небоеспособном состоянии. Тем временем 5-я дивизия, первоначально находившаяся в резерве Слима, двинулась вперед и к 14 апреля захватила Яметин, примерно в 40 милях к югу от Мейтхилы. 33-й корпус Стопфорда тоже начал наступление вдоль Иравади, а 3 мая одна из дивизий этого корпуса достигла Проме. Передовые части корпуса Мессерви после 22 апреля достигли Тоунгго и преградили путь отхода остаткам японской 15-й армии, отступавшим через Шанские горы. К тому времени другие остатки японских войск находились в 100 милях позади. Через неделю войска Мессерви достигли Кадока, в 90 милях от Тоунгго и в 70 милях от Рангуна. Здесь они встретили более жесткое сопротивление, так как японцы стремились оставить открытым путь на восток через Таиланд. За несколько дней их сопротивление было сломлено, но даже этой короткой задержки оказалось достаточно, чтобы солдаты корпуса Мессерви не удостоились чести освободителей Рангуна.

1 мая высадкой парашютного и морского десантов в устье р. Рангун началась операция «Дракула». Когда стало известно, что японцы эвакуируют Рангун, десантные войска погрузились на корабли и двинулись вверх по реке. На следующий день они вступили в Рангун. Утром 6 мая десант встретился с передовыми подразделениями войск Мессерви, двигавшимися на юг от Кадока и Пегу. Освобождение Бирмы было фактически завершено.

Слабое сопротивление японцев на последних этапах кампании объясняется главным образом тем, что они перестроили большую часть своих военно-воздушных и военно-морских сил для противодействия более серьезной угрозе — американскому наступлению на Тихом океане. Свыше 800 боевых самолетов союзников (650 бомбардировщиков и 177 истребителей) противостояло всего лишь 50 самолетам. Успех наступления английских войск зависел от действий американской транспортной авиации, которая обеспечивала их снабжение.