Страницы истории

Разгром гитлеровских войск в Италии

Положение немецких войск в Италии зимой 1944/45 года выглядело на карте до неприятности похожим на их положение за год до этого и казалось почти столь же прочным, хотя их и оттеснили на 200 миль к северу. Однако в пользу союзников действовали многие факторы. К концу 1944 года их войска находились уже за Готической линией, перед ними не было больше хорошо оборудованных немецких оборонительных позиций, и они сами занимали гораздо более выгодные исходные рубежи для наступления. Кроме того, были и другие важные факторы, усиливавшие сравнительную мощь союзных армий.

В марте 1945 года, накануне весеннего наступления. силы союзников, состоявшие из 17 дивизий, включали также 6 итальянских боевых групп. У немцев было 23 дивизии и 4 так называемые «итальянские дивизии», которые Муссолини удалось сколотить в северной Италии после того, как его самого спасли немцы (эти дивизии в действительности были немногим больше боевых групп). И все же любое подобное сравнение по числу дивизий дает, в сущности, искаженную картину действительного соотношения сил. Боевые силы союзников включали также шесть отдельных бронетанковых бригад и четыре отдельные пехотные бригады, что соответствовало примерно трем или четырем дивизиям.

Подсчет численности личного состава дает возможность ближе подойти к истине. Общая численность 5-й и 8-й армии составляла примерно 536 тыс. человек, не считая 70 тыс итальянцев. У противника было 491 тыс. немецких и 108 тыс. итальянских войск, однако 45 тыс, немецких солдат составляли полевую жандармерию и войска ПВО. Еще более точную картину дает сравнение численности боевых войск и количества вооружения. Например, когда 8-я армия перешла в наступление в апреле, она имела примерно двукратное превосходство в численности боевых войск (57 тыс. человек против 29 тыс. человек) двукратное превосходство в артиллерии (1220 орудий против 665) и более чем трехкратное превосходство в боевых бронированных машинах (1320 против 400).

Кроме того, союзникам оказывали помощь примерно 60 тыс. партизан, действия которых вызывали замешательство в тылу у немцев и вынуждали их отвлекать войска с фронта.

Еще более важным обстоятельством было полное господство в воздухе союзной авиации. Стратегическая бомбардировочная авиация своими действиями настолько парализовала немецкие войска, что если бы даже Гитлер приказал перебросить их из Италии на другие театры, это удалось бы сделать с большим трудом. Наряду с этим нехватка горючего для механизированных и моторизованных частей и подразделений к этому времени стала настолько острой, что они не могли ни быстро маневрировать резервами, как раньше, ни совершать «отступательный маневр со сдерживающими действиями». Однако Гитлер в большей мере, чем раньше, не желал санкционировать какой-либо стратегический отход даже в тех случаях, когда была возможность попытаться сделать это.

Трехмесячная передышка после завершения осеннего наступления союзников способствовала большим изменениям в состоянии боевого духа и настроения союзных войск. На их глазах прибывала в изобилии новая боевая техника: плавающие танки, бронетранспортеры «кенгуру», гусеничные десантные бронетранспортеры, танки «шерман» и «Черчилль», вооруженные более мощной пушкой; огнеметные танки и танки-бульдозеры. Поступило также много нового переправочно-мостового имущества, не говоря уже о громадных запасах боеприпасов.

Фельдмаршал Кессельринг после болезни возвратился в строй в январе, а в марте он получил назначение на Западный фронт, сменив фельдмаршала Рундштедта на посту командующего. Виттингоф стал командующим группой армии «С» в Италии. Герр принял командование немецкой 10-й армией, оборонявшейся на восточном крыле фронта; в ее состав входили 1-й парашютно-десантный корпус (пять дивизий) и 76-й танковый корпус (четыре дивизии). 14-я армия под командованием Зенгера обороняла западное крыло фронта, причем 51-й альпийский корпус (четыре дивизии) удерживал рубеж, идущий к Генуе и Средиземному морю, а 14-й танковый корпус (три дивизии) прикрывал Болонью. В резерве группы армий находились лишь три дивизии, так как две дивизии были размещены в тылу фланга, примыкающего к Адриатическому морю, и еще две недели находились в районе Генуи с целью воспрепятствовать возможной высадке десантов союзников с моря за линией фронта. В данный момент эта же самая задача возлагалась и на три дивизии, находившиеся в резерве группы армий.

У союзников на правом крыле 15-й группы армий Кларка действовала 8-я армия под командованием Маккрири, противостоящая немецкой 10-й армии. В состав 8-й армии входили английский 5-й корпус (четыре дивизии), польский корпус (две дивизии), английский 10-й корпус и английский 13-й корпус, состоявший по существу из одной индийской 10-й дивизии. В резерве армии была 6-я бронетанковая дивизия. Западнее 8-й армии находилась 5-я армия, которой теперь командовал Траскотт и которая состояла из американских 2-го корпуса (четыре дивизии) и 4-го корпуса (три дивизии). Резерв армии составляли две бронетанковые дивизии: американская 1-я и южноафриканская 6-я.

Союзное командование ставило цель разгромить и уничтожить немецкие войска до того, как они смогут отойти за р. По. Этой цели лучше всего можно было достичь путем использования бронетанковых сил на равнинном участке протяженностью около 30 миль между реками Рено и По. (В начале января, когда на короткое время установилась сухая погода, 8-я армия вышла на р, Сенио, впадающую в р, Рено неподалеку от Адриатического моря) Предполагалось, что 8-я армия, захватив район Бастия, Арджента, лежащий непосредственно к западу от озера Комаккьо, сможет открыть путь на равнину. 5-я армия должна была перейти в наступление через несколько дней, нанося удар в северном направлении — в район Болоньи. Этими согласованными ударами намечалось перерезать пути отступления немцев и загнать их в западню. Начало наступления союзники планировали на 9 апреля.

План действий 8-й армии был сложным, но хорошо продуманным и умело разработанным. Демонстрация подготовки к высадке десанта севернее р. По должна была приковать внимание Виттингофа к этому направлению и заставить его держать там большинство своих резервов. Чтобы усилить это впечатление, десантно-диверсионные отряды и 24-я гвардейская бригада в начале апреля овладели песчаной косой, отделяющей озеро Комаккьо от моря, а через несколько дней специальная лодочная служба захватила небольшие островки на этом обширном озере.

Главный удар в направлении р. Сенио наносили английский 5-й и польский корпуса. 5-й корпус должен был прорвать оборону немцев на р. Сенио и затем попытаться развить успех в двух направлениях: вдоль одной из сторон коридора Бастия — Арджента (который получил впоследствии название «арджентская брешь»), непосредственно к западу от озера Комаккьо, и в северо-западном направлении, в тыл Болонье, с целью отрезать этот город с севера. Польскому корпусу предстояло наступать на Болонью более прямым путем, вдоль дороги № 9. 56-я дивизия 5-го корпуса получила задачу овладеть «арджентской брешью», сочетая прямую атаку с фланговым маневром на гусеничных десантных транспортерах через озеро Комаккьо.

Левофланговые соединения 8-й армии, где действовали не полностью укомплектованные 10-й и 13-й корпуса, должны были наступать в северном направлении мимо Монте-Батталья до встречи с польскими и американскими войсками. После этого 13-му корпусу предстояло совместно с 6-й бронетанковой дивизией развить успех наступления.

Во второй половине дня 9 апреля около 800 американских и английских тяжелых бомбардировщиков и 1000 средних бомбардировщиков и истребителей-бомбардировщиков нанесли мощные удары по позициям противника, а 1500 орудий произвели пять сосредоточенных артиллерийских налетов продолжительностью 42 мин. каждый (с десятиминутными интервалами между налетами). Затем, с наступлением сумерек, вперед пошла пехота при поддержке тактической авиации, прижимавшей немцев к земле. Оборонявшиеся были ошеломлены этим градом бомб и снарядов, а сопровождавшие пехоту огнеметные танки усилили ужас и смятение в рядах немцев. К 12 апреля 5-й корпус под командованием Кейтли форсировал р. Сантерно и двинулся дальше. По мере того как немцы приходили в себя после первоначального шока, их сопротивление становилось все упорнее. И все же мост у Бастии союзники захватили 14 апреля в полной исправности. (Действия гусеничных десантных бронетранспортеров на озере Комаккьо принесли разочарование, но в затопленном районе у «арджентской бреши» они оказались намного эффективнее.) Англичане прорвались сквозь «арджентскую брешь» лишь 18 апреля. Поляки встретили еще более упорное сопротивление со стороны немецкой 1-й парашютно-десантной дивизии, но в конце концов им удалось разгромить ее.

Начало наступления американской 5-й армии задержалось до 14 апреля: плохая погода мешала действиям поддерживающей авиации. Кроме того войскам армии, чтобы вырваться на равнину и выйти к Болонье, пришлось преодолеть несколько горных хребтов. 15 апреля поддерживающая авиация сбросила 2300 т. бомб на позиции противника. Это была рекордная цифра для всей кампании. Однако соединения немецкой 14 армии еще два дня оказывали упорное сопротивление, и лишь 17 апреля 1-й горнопехотной дивизии американского 4-го корпуса удалось прорвать оборону и продвинуться к важной рокадной дороге № 9. В следующие два дня весь фронт немецких войск начал рушиться. Американцы вышли на окраины Болоньи и устремились к р. По.

Большая часть войск, находившихся в распоряжении Виттингофа, оказалась скованной на фронте, а у него было слишком мало резервов и еще меньше горючего, чтобы закрыть брешь, пробитую союзниками. У Виттингофа больше не осталось возможности стабилизировать фронт или оторваться от противника. Единственная надежда спасти войска заключалась в отступлении — длительном отступлении.

Гитлер отверг предложение генерала Герра применить «эластичную оборону», совершая тактические отходы от одного водного рубежа к другому, что могло свести на нет успех наступления английской 8-й армии. 14 апреля, накануне наступления американских войск, Виттингоф попросил разрешения отойти на рубеж р. По, пока не было слишком поздно. Однако его просьбу отклонили, и 20 апреля он под свою ответственность приказал немецким войскам начать отход.

Но было действительно слишком поздно. Три бронетанковые дивизии союзников двумя энергичными маневрами отрезали и окружили большую часть противостоящих войск противника. Хотя многим немцам удалось избежать плена, переправившись вплавь через широкую р. По, они уже не были в состоянии создать новый оборонительный рубеж. 27 апреля англичане форсировали Адидже и прорвали Венецианскую линию, прикрывавшую Венецию и Падую.

Американцы, продвигавшиеся еще быстрее, 26 апреля заняли Верону. За день до этого, 25 апреля, началось всеобщее восстание, и немцы повсюду попадали под удары повстанцев-партизан. Все перевалы в Альпах были блокированы к 28 апреля. В этот день Муссолини и его любовница Кларетта Петаччи были схвачены и расстреляны отрядом партизан вблизи озера Комо. Немецкие войска не встречали нигде серьезного сопротивления. К 29 апреляя новозеландцы вошли в Венецию, а ко 2 мая — в Триест.

Тайные переговоры о капитуляции немецких войск в Италии начались еще в феврале по инициативе генерала Вольфа, командовавшего войсками СС в Италии. Со стороны союзников переговоры вел Даллес, возглавлявший американскую разведывательную службу в Швейцарии. Первоначально в качестве посредников использовались итальянцы и швейцарцы, а затем Вольф и Даллес перешли к личным переговорам. Вступить в переговоры Вольфа побудило, по-видимому, желание избежать дальнейших бессмысленных потерь в Италии и стремление преградить путь коммунизму, использовав союз с западными державами. Помимо того что Вольф контролировал войска СС, он нес ответственность и за районы, лежащие за линией фронта. Таким образом, Вольф играл важную роль и мог свести на нет замысел Гитлера создать в Альпах укрепленный район для решительной обороны.

25 апреля Вольф приказал войскам СС не противодействовать партизанам в захвате власти на местах, а маршал Грациани выразил готовность обеспечить капитуляцию итальянских фашистских войск. В 14.00 29 апреля представители немецкого командования подписали документ о безоговорочной капитуляции к 12 часам (14 часам по итальянскому времени) 2 мая 1925 года.