Страницы истории

Первая фаза войны

В пятницу 1 сентября 1939 года немецкие войска вторглись в Польшу. В воскресенье 3 сентября английское правительство, выполняя ранее данные Польши гарантии, объявило войну Германии. Шесть часов спустя его примеру, правда не так охотно, последовало правительство Франции.

Меньше чем через месяц Польша оказалась поверженной. За девять месяцев война охватила большую часть территории Западной Европы.

Могла ли Польша продержаться дольше? Могли ли Англия и Франция сделать больше, чем сделали, чтобы ослабить давление Германии на Польшу? Если исходить из соотношения сил сторон, то ответ на оба вопроса, на первый взгляд, следовало бы дать положительный.

В 1939 году немецкая армия была далеко не готова к войне. Поляки и французы вместе имели около 150 дивизий, в том числе 35 резервных (из этого числа французы вынуждены были держать часть сил на своих заморских территориях). Германия имела 98 дивизий, в том числе 36 слабо обученных. Из 40 дивизий, оставленных для обороны западных границ, только 4 были полностью укомплектованы, обучены и оснащены. Франция могла оказать помощь Польше только активными наступательными действиями, но к этому французская армия не была готова. Устаревший мобилизационный план Франции не позволял быстро развернуть силы страны. Возможность ведения наступательных действий зависела от наличия тяжелой артиллерии, которую сформировали в достаточном для этого количестве лишь на шестнадцатый день войны. К этому времени сопротивление польской армии уже почти было сломлено.

Польша испытывала огромные трудности из-за своего стратегического положения. Страна оказалась как бы языком, зажатым между челюстями Германии. Стратегия польского военного командования лишь усугубило дело, поскольку основные силы поляков были расположены на самом кончике этого языка. Кроме того, вооружение армии и военно-теоретические взгляды, отводившие главную роль совершенно беспомощной перед лицом немецких танков кавалерии, явно устарели.

Немцы в то время имели только готовых к бою танковых и механизированных дивизий. Однако благодаря энтузиазму Гудериана, пользовавшегося поддержкой Гитлера. Германия по сравнению с другими странами ушла далеко вперед в разработке принципов ведения маневренной войны, родоначальниками которых в 20-е годы явились англичане. К тому же Германия обладал самой сильной военной авиацией по сравнению со всеми другими странами, в то время как Польша да и Франция испытывали недостаток в самолетах даже для поддержки действий сухопутных войск.

Таким образом, на примере Польши мир стал свидетелем первой триумфальной демонстрации блицкрига. А в это время западные союзники Польши готовились вести войну по устаревшим канонам.

После быстрого захвата Германией Польши наступило затишье, длившееся шесть месяцев. Те, кого ввело в заблуждение поверхностное впечатление от событий этого времени, назвали этот период «странная война», хотя правильнее было бы назвать его» зима иллюзий». Ведь руководители и общественность западных держав без устали строили радужные планы нанесения ударов по флангам Германии и… слишком открыто говорили об этом.

В действительности же у Франции и Англии не было шансов развернуть силы, необходимые для победы над Германией. Теперь, когда между Германией и Россией пролегла общая граница, Англия и Франция видели единственную надежду в возникновении трений между этими государствами, не доверявшими друг другу, и в том, что Гитлер направит свои агрессивные усилия на Восток, а не на Запад. Это и произошло год спустя и могло бы произойти раньше, не прояви западные союзники нетерпения.

Громогласные и угрожающие разглагольствования в лагере союзников о нанесении ударов по флангам Германии вынудили Гитлера принять упреждающие меры. Первым его ударом явилась оккупация Норвегии. Захваченные немецкие документы свидетельствуют, что до начала 1940 года Гитлер считал «сохранение нейтралитета Норвегии наилучшим вариантов» для Германии, однако в феврале пришел к выводу, что «англичане намерены высадиться в этой стране и необходимо упредить их». Небольшие немецкие силы вторжения высадились в Норвегии 9 апреля, опрокинув планы англичан установить контроль над этим нейтральным районом. Пока внимание норвежцев было приковано к английским кораблям, вошедшим в норвежские воды, немцы захватили основные порты страны.

Следующий удар Гитлер нанес 10 мая против Франции, Бельгии и Голландии. Подготовка к нанесению этого удара началась еще осенью предшествующего года, когда союзники отвергли мирное предложение Германии после разгрома Польши. Гитлер считал, что сокрушительный удар по Франции даст лучшие шансы склонить англичан к миру. Из-за неблагоприятных метеорологических условий и возражений командования вермахта Гитлеру начиная с ноября приходилось несколько раз откладывать начало наступательных операций. 10 января самолет, на борту которого находился немецкий штабной офицер с документами, касавшимися плана наступления, вместо Бонна приземлился в Бельгии. Инцидент привел к отсрочке наступления на Западе до мая и коренной переработке плана. Такое развитие событий оказалось весьма неблагоприятным для союзников и принесло временную удачу Гитлеру. Результатом явилось резкое изменение хода войны.

Первоначальный план, предусматривавший нанесение главного удара через центральные районы Бельгии, неизбежно привел бы к столкновению немецких войск с лучшими англо-французскими силами и, вероятно, закончился бы провалом для немцев. Новый план, предложенный Мантейфелем, оказался полной неожиданностью для союзников, и они сразу попали в тяжелое положение. Пока союзники сосредоточивали силы для отражения удара в Бельгии и Голландии, семь немецких танковых дивизий стремительно прорвались через Арденны, где союзное командование считало невозможным использование танков. Не встретив сопротивления, немцы переправились через Маас и двинулись на запад, к побережью Ла-Манша, по тылам союзных армий в Бельгии. Это решило исход сражения даже раньше, чем в бой были введены основные силы немецкой пехоты. Английской армии едва-едва удалось эвакуироваться из Дюнкерка. Бельгийская армия и большая часть французских войск вынуждены были капитулировать. Когда неделю спустя после эвакуации англичан из Дюнкерка немцы нанесли удар в южном направлении, французские войска оказались неспособными оказать им сопротивление.

А ведь можно было легко избежать катастрофы, потрясшей весь мир! Немецкие танки задолго до того, как они вышли к Ла-Маншу, можно было остановить путем нанесения контрудара силами бронетанковых соединений. Однако французы, располагая большим количеством танков, чем противник (да и качество их танков было выше), придерживались устаревших взглядов на использование этих грозных боевых машин.

Продвижение немецких войск можно было остановить на рубеже р. Маас, если бы французы не направили свои силы в Бельгию или сумели быстрее перебросить резервы для обороны своих границ. Французское командование, считая Арденны непроходимым для танков участком местности, полагало также, что для подготовки форсирования р. Маас немцам потребуется по меньшей мере неделя, в течение которой можно будет подтянуть резервы французской армии в этот район. Немецкие же танки, выйдя к р. Маас утром 13 мая, во второй половине дня форсировали реку. Новые военно-теоретические взгляды одержали верх над устаревшими представлениями о характере боевых действий.

И все же блицкриг оказался возможным не только потому, что командование армий союзников не осознало значения этого нового способа ведения боевых действий и не приняло надлежащих контрмер. Продвижение немецких войск могло быть остановлено до их выхода к р. Маас, если бы подступы к этой реке прикрывались минными полями. А если бы не хватило мин, немецкие танки можно было остановить, создав завалы на лесных дорогах, ведущих к р. Маас. Потеря времени на расчистку таких завалов могла бы оказаться пагубной для немцев.

После падения Франции широко распространилось мнение, будто поражение французских войск произошло вследствие их низкого морального духа. Это неправильное утверждение, попытка поставить повозку впереди лошади. Моральный дух французских войск упал после поражения, которого можно было избежать. К 1942 году все союзные армии научились противодействовать молниеносным ударам, но можно было избежать многих потерь, если бы союзные армии научились этому до войны.