Страницы истории

Третья фаза войны

Когда развернула всю свою мощь Америка, а Россия выстояла и тоже развернула свои силы, поражение Германии, Италии и Японии стало неизбежным, так как военный потенциал стран оси был значительно выше военного потенциала союзников. Неизвестно лишь было, как скоро наступит это поражение и насколько полным окажется. Агрессорам, уже перешедшим к обороне, оставалось лишь надеяться на менее жесткие условия мира и стараться затянуть войну в расчете, что союзники устанут воевать или начнут ссориться между собой. Однако, чтобы удлинить сроки войны, предстояло сократить протяженность фронтов. Ни один из руководителей стран оси не хотел подорвать свой авторитет, отдав приказ об отводе войск, и поэтому позиции удерживались до полного разгрома.

На третьем этапе войны не было настоящего поворотного момента. Он характеризуется безостановочным наступлением союзников. Это наступление наиболее стремительно развивалось в России и на Тихом океане. В этих районах возрастающее превосходство в силах сочеталось с достаточным пространством для маневра. В южных и западных районах Европы союзники встречали более сильное сопротивление, поскольку пространство для маневра здесь было ограничено.

Первый шаг англо-американских войск по возвращении на Европейский континент в июле 1943 года оказался легким, поскольку Гитлер и Муссолини перебросили значительные силы в Тунис в надежде удержать там плацдармы и отразить одновременное наступление союзных армий из Египта и Алжира. Тунис оказался ловушкой. Уничтожение немецко-итальянских армий привело к тому, что Сицилия осталась практически беззащитной. Когда же союзники вторглись в Италию из Сицилии, их продвижение на север по этому гористому и узкому полуострову не отличалось высокими темпами.

6 июня главные силы союзных армий, сосредоточенные в Англии для проведения морской десантной операции через Ла-Манш, высадились в Нормандии. Успех зависел от того, сумеют ли высадившиеся войска закрепиться и создать достаточный плацдарм для наращивания сил, чтобы прорвать оборону противника.

После выхода с плацдарма перед союзниками открылась вся территория Франции. Их механизированным соединениям противостояла фактически только немецкая пехота.

Таким образом, оборона немецких войск была обречена. Оставалась надежда — в первые же дни сбросить союзников в море, однако танковые соединения из резерва немецкого верховного командования прибыли слишком поздно. Заслуга в этом принадлежит и союзной авиации, обладавшей на этом театре войны тридцатикратным превосходством в силах над немецкой авиацией.

Даже если бы немцам удалось отразить вторжение, превосходство союзников в воздухе было настолько велико, что Германия не выдержала бы ударов союзной авиации. До 1944 года стратегическое авиационное наступление не давало ожидаемых результатов как альтернатива действиям сухопутных войск, да и успехи авиации сильно преувеличивались. Безрассудные бомбардировки городов не сократили существенно уровень промышленного производства Германии и не подорвали, как ожидалось, воли народа к сопротивлению. В Германии и Италии господствовали тоталитарные режимы, и народы этих стран не сложили бы оружие перед самолетами, кружившими в небе. Однако в 1944–1945 годах военно-воздушные силы союзников использовались гораздо эффективнее нанося сокрушительные удары пожизненно важным центрам немецкой военной промышленности и тем самым подрывая способность противника к сопротивлению. На Дальнем Востоке превосходство союзников в воздухе также обрекло Японию на поражение, которое стало неизбежным, даже если бы не была применена атомная бомба.

Главным препятствием на пути союзников, после того как произошел коренной перелом в ходе войны, была недальновидность их руководителей, выдвинувших требование о безоговорочной капитуляции. Это позволило Гитлеру и военным руководителям Японии удержать контроль над народами своих стран. Если бы руководители союзных стран выдвинули разумные требования, то конец власти Гитлера над народом Германии наступил бы гораздо раньше, чем в 1945 году.

Таким образом, «ненужная война» была без всякой необходимости затянута, были принесены в жертву дополнительно многие миллионы жителей, а достигнутый мир лишь породил новую опасность, угрозу новой войны.