Страницы истории

«Кто в Киеве стал первым княжить?»

Вопрос этот сформулирован уже в самом начале Повести временных лет. Отвечая на него, летописец сообщает, что в стародавние времена на реке Днепр поселилось племя полян. Рядом с ними осели древляне, получившие свое имя потому, что жили в лесах. По Днестру и возле Дуная, до самого Черного моря, распространились уличи и тиверцы, которых было множество. По Бугу жили волыняне, ранее называемые дулебами и бужанами. Между реками Припятью и Двиною обосновались дреговичи. Славяне, поселившиеся около озера Ильмень, назывались своим именем — словенами. Они и построили город Новгород. По реке Десне и ее притокам Сейму и Суле расселились северяне. В верховьях Волги, в верховьях Двины и в верховьях Днепра жили кривичи. На реке Соже расселились радимичи, а по Оке — вятичи. Соседями славянских племен были угро-финны — чудь, весь, меря, мурома, черемисы, мордва и другие.

Особое внимание летописца привлекли поляне, на территории которых и возник Киев. Летописец излагает предание, что были-де когда-то три брата: один по имени Кий, другой — Щек и третий — Хорив, и была у них сестра Лыбедь. Кий сидел на одной горе, а Щек — на другой горе, которая ныне зовется Щековица, а Хорив — на третьей горе, которая прозвалась по имени его Хоривицей. Они построили город и в честь своего старшего брата назвали его Киев. Злые языки, правда, еще в XI–XII веках распространяли слухи, что Кий был перевозчиком: «Был-де тогда у Киева перевоз с той стороны Днепра, отчего и говорили: «На перевоз, на Киев». Но возмущенный летописец решительно защищает «благородное» происхождение основателя города: «Если бы был Кий перевозчиком, то не ходил бы к Царьграду (то есть к Константинополю); а этот Кий княжил в роде своем, и когда ходил он к царю, то говорят, что великих почестей удостоился от царя, к которому он приходил. Когда же возвращался, пришел он к Дунаю, и облюбовал место, и срубил небольшой городок, и хотел сесть в нем со своим родом, да не дали ему живущие окрест; так и доныне называют придунайские жители городище то — Киевец. Кий же, вернувшись в свой город Киев, тут и умер; и братья его Щек и Хорив и сестра их Лыбедь тут же скончались».

После смерти братьев и сестры удача отвернулась от полян. Их начали обижать соседние племена, а однажды пришли хазары и сказали: «Платите нам дань». Хазарский каганат в IX веке был сильным государством, занимавшим территорию от Нижней Волги до Днепра. В состав Хазарии входила и часть Северного Кавказа. Население его было разноплеменным (тюрки, славяне и др.). Среди верхушки хазар был распространен иудаизм. После поражения в арабо-хазарской войне 737 года держава хазар постепенно стала клониться к упадку. Тем не менее каганат стремился распространить свою гегемонию и на значительную часть восточнославянских земель. Повесть временных лет сообщает, что «поляне, посовещавшись, дали от дыма по мечу, и отнесли их хазары к своему князю и к старейшинам, и сказали им: «Вот, новую дань нашли мы». Те же спросили у них: «Откуда?» Они же ответили: «В лесу на горах, над рекою Днепром». Опять спросили те: «А что дали?» Они же показали меч. И сказали старцы хазарские: «Не добрая дань эта, княже: мы добыли ее оружием, острым только с одной стороны, — саблями, а у этих оружие обоюдоострое — мечи. Им суждено собирать дань и с нас и с иных земель». Со временем пророчество «старцев хазарских» сбылось, но до той поры полянам пришлось платить дань Хазарии. Впрочем, они были в этом не одиноки. Согласно Повести временных лет дань, хазарам платили еще и северяне, и вятичи, и радимичи.

Далее Повесть почему-то отвлекается от событий на Юге и под 6367 годом от Сотворения Мира (859-й от Рождества Христова) сообщает, что «варяги из заморья взимали дань с чуди, и со словен, и с мери, и с кривичей». Потом два года поставлены без событий, «пустыми», а под 6370 (862) годом помещен знаменитый рассказ о призвании Рюрика, Синеуса и Трувора. Приведем его полночью: «Изгнали варяг за море, и не дали им дани, и начали сами собой владеть, и не было среди них правды, и встал род на род, и была у них усобица, и стали воевать друг с другом. И сказали себе: «Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву». и пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готландцы, — вот так и эти. Сказали руси чудь, словене, кривичи и весь: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Преходите княжить и владеть нами». И избрались трое братьев своими родами, и взяли с собой всю русь, и пришли, и сел старший, Рюрик, в Новгороде, а другой, Синеус, — на Белоозере, а третий, Трувор, — в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля. Новгородцы же — те люди от варяжского рода, а прежде были словене. Через два же года умерли Синеус и брат его Трувор. И принял всю власть один Рюрик, и стал раздавать мужам своим города — тому Полоцк, этому Ростов, другому Белоозеро. Варяги в этих городах — находники, а коренное население в Новгороде — словене, в Полоцке — кривичи, в Ростове — меря, в Белоозере — весь, в Муроме — мурома, и всеми ими обладал Рюрик. И было у него два мужа, не родственники его, но бояре, и отпросились они в Царьград со своим родом. И отправились по Днепру, и когда плыли мимо, то увидели на горе небольшой город. И спросили: «Чей это городок?» Те же ответили: «Были три брата. Кий, Щек и Хорив, которые построили городок этот и сгинули, а мы тут сидим, их потомки, и платим дань хазарам». Аскольд же и Дир остались в этом городе, собрали у себя много варягов и стали владеть землею полян. Рюрик же княжит в Новгороде».

Прюпущены еще три года и под 6374 (866) годом сообщается, что Аскольд и Дир все-таки пошли войной на греков. Они убили множество христиан и осадили Царьград двумястами кораблей. Византийский император Михаил всю ночь молился с патриархом Фотием в церкви Святой Богородицы во Влахерне, откуда они вынесли с песнями божественную ризу святой Богорюдицы и омочили в море ее полу. «Была в это время тишина, и море было спокойно, но тут внезапно поднялась буря с ветром, и снова встали огромные волны, разметало корабли безбожных русов, и прибило их к берегу, и переломало, так что немногим из них удалось избегнуть этой беды и вернуться домой».

Следует большой пропуск, а под 6387 (879) годом сказано, что «умер Рюрик и передал княжение свое Олегу — родичу своему, отдав ему на руки сына Игоря, ибо был тот еще очень мал». В год 6390 (882) «выступил в поход Олег, взяв с собою много воинов: варягов, чудь, словен, мерю, весь, кривичей, и пришел к Смоленску с кривичами, и принял власть в городе, и посадил в нем своего мужа. Оттуда отправился вниз, и взял Любеч, и также посадил мужа своего. И пришли к горам Киевским, и узнал Олег, что княжат тут Аскольд и Дир. Спрятал он одних воинов в ладьях, а других оставил позади, и сам приступил, неся младенца Игоря. И подплыл к Угорской горе, спрятав своих воинов, и послал к Аскольду и Диру, говоря им, что-де «мы купцы, идет в Греки от Олега и княжича Игоря. Придите к нам, к родичам своим». Когда же Аскольд и Дир пришли, выскочили все остальные из ладей, и сказал Олег Аскольду и Диру: «Не князья вы и не княжеского рода, но я княжеского рода», и показал Игоря: «А это сын Рюрика». И убили Аскольда и Дира, отнесли на гору и погребли Аскольда на горе, которая называется ныне Угорской, где теперь Ольмин двор; на той могиле Ольма поставил церковь святого Николая; а Дирова могила — за церковью святой Ирины. И сел Олег, княжа, в Киеве, и сказал Олег: «Да будет это мать городам русским».

После захвата Киева Олег начал ставить города и установил дани словенам, и кривичам, и мери, а варягам установил давать дань от Новгорода по 300 гривен ежегодно «ради сохранения мира». Затем под 6391 (883) годом сказано: «Начал Олег воевать против древлян и, покорив их, брал дань с них по черной кунице». В 6392 (884) году: «Пошел Олег на северян, и победил северян, и возложил на них легкую дань, и не велел им платить дань хазарам, сказав: «Я враг их, и вам — незачем». В год 6393 (885): «Послал (Олег. — А.К.) к радимичам, спрашивая: «Кому даете дань?» Они же ответили: «Хазарам». И сказал им Олег: «Не давайте хазарам, но платите мне»… И властвовал Олег над полянами, и древлянами, и северянами, и радимичами, а с уличами и тиверцами воевал». Позднее, описывая поход Олега на Византию, Повесть временных лет дает «полный» перечень племен, попавших в зависимость от Олега или заключивших с ним союз: словене, чудь, кривичи, меря, древляне, радимичи, поляне, северяне, вятичи, хорваты, дулебы и тиверцы (последние были «толковинами» — союзниками).

Сам поход на греков помещен под 6415 (907) годом. Неясно, почему вспыхнула вражда, но только «пошел Олег на греков» на конях и кораблях, и было кораблей числом 2000. Подойдя к Царьграду, Олег вышел на берег и начал воевать, и много убийств сотворил в окрестностях города (нападающие «разбили множество палат, и церкви пожгли, а тех, кого пленили, одних иссекли, других мучили, иных же поражали стрелами, а некоторых побросали в море, и много другого зла сделали русские грекам, как это обычно бывает в войнах»). Далее — сообщение еще более любопытное: «И повелел Олег своим воинам сделать колеса и поставить на колеса корабли. И с попутным ветром подняли они паруса и пошли со стороны поля к городу. Греки же, увидев это, испугались и передали через послов Олегу: «Не губи города, дадим тебе дань, какую захочешь». И остановил Олег воинов, и вынесли ему яства и вино, и он не принял этого, так как было оно отравлено. И испугались греки и сказали: «Это не Олег, но святой Дмитрий, посланный на нас от Бога». И приказал Олег взыскать дань на 2000 кораблей по 12 гривен на человека, а было в каждом корабле по 40 мужей. И согласились на это греки, и стали греки просить мира, дабы не воевал Греческой земли. Олег же, немного отойдя от города, начал переговоры о мире с греческими царями Леоном и Александром».

Затем в летописи помещен текст договора Руси с Византией, урегулировавший, прежде всего, торговые отношения с греками. Взяв с греков вышеуказанную дань на свои корабли, ненасытный князь потребовал от греков еще и выдать дань для русских городов («прежде всего для Киева, затем для Чернигова, для Переяславля, для Полоцка, для Ростова, для Любеча и для прочих городов, ибо по этим городам сидели великие князья, подвластные Олегу»). Наконец, сказал Олег: «Сшейте для руси паруса из паволок, а словенам копринные» (?). Так и сделали. И повесил щит свой на вратах в знак победы, и пошли от Царьграда». Вернулся Олег в Киев «с золотом и паволоками, плодами, вином и всяким узорочьем. И прозвали Олега Вещим, так как были люди язычниками и непросвещенными».

Спустя несколько лет, в 911 году, Олег вновь послал мужей своих заключить мир и установить договор между греками и русскими. Договор 911 года также приведен в летописи, он более пространный и охватывает большее количество проблем. После этого «жил Олег, княжа в Киеве, мир имея со всеми странами. И пришла осень, и помянул Олег коня своего, которого когда-то поставил кормить, решив никогда на него не садиться. Ибо когда-то спрашивал он волхвов и кудесников: «Отчего я умру?» И сказал ему один кудесник: «Князь! От коня твоего любимого, на котором ты ездишь, — от него тебе умереть!» Запали слова эти в думу Олегу, и сказал он: «Никогда не сяду на него и не увижу его более». И повелел кормить и не водить его к нему, и прожил несколько лет, не видя его, пока не пошел на греков. А когда вернулся в Киев, и по прошествии четырех лет, на пятый год, помянул он своего коня, от которого когда-то волхвы предсказали ему смерть. И призвал он старейшину конюхов и сказал: «Где конь мой, которого приказал я кормить и беречь?» Тот же ответил: «Умер». Олег же посмеялся и укорил того кудесника, сказав: «Неверно говорят волхвы, но все то ложь, конь умер, а я жив». И приказал оседлать себе коня: «Посмотрю на кости его». И приехал на то место, где лежали его голые кости и голый череп, слез с коня, посмеялся и сказал: «Не от этого ли черепа смерть мне принять?» И ступил ногою на череп, и выползла из черепа змея и ужалила его в ногу. И оттого разболелся и умер он. Оплакивали его все люди плачем великим, и понесли его, и похоронили на горе, называемой Щековицей. Есть могила его и доныне, слывет могилой Олеговой. И было всех лет княжения его тридцать и три».

Итак, ответ на вопрос: «Кто в Киеве стал первым княжить?» — кажется логичным и стройным: Кий, Щек и Хорив основали город, пришедшие с севера Аскольд и Дир усилили его, а явившийся следом за ними Олег за несколько лет покорил пространство Восточной Европы от Новгорода до Киева. Правда, ясность ответа на самом деле лишь кажущаяся.

Начнем с известия о Кие, Щеке, Хориве и Лыбеди. Историки неоднократно высказывали сомнения в существовании киевских братьев-основателей. Так, академик Б. Д. Греков писал о Кие: «Более чем вероятно, что никто этого героя никогда и не видал, но он стал совершенно необходимым, когда понадобилось дать ответ на вопрос, кто же первый начал в Киеве княжить». Дело в том, что легенды о древних родоначальниках, основателях городов существуют у многих народов. Восточные славяне не исключение. Достаточно вспомнить легендарных родоначальников племен вятичей и радимичей — Вятко и Радима, или не менее легендарных основателей городов — князей Черного (основавшего якобы Чернигов), Тура (Туров), Менеска (Минск) и т. д. Имена этих князей-«основателей» появились из названия города. Так его жители пытались представить себе его появление. Вероятно, и Кий появился в народных преданиях из стремления объяснить происхождение Киева, а из гор Щековицы и Хоривицы и реки Лыбеди «народились» в народном сознании его родственники. Поскольку Киев возник из объединения нескольких поселений, разбросанных по окрестным горам, выглядит вполне правдоподобным предположение академика Д. С. Лихачева о том, что «первоначально это предание имело культовое значение и сохранялось в Киеве в связи с почитанием киевлянами своих пращуров. Раскопки последнего времени ясно доказали, что на указанных в этом предании трех киевских урочищах — Владимировой горе у Боричева взвоза, на Щековице и на Хоривице — находились древнейшие киевские поселения. Возможно, что первоначально Кий, Щек и Хорив не считались братьями — каждый из них почитался самостоятельно в каждом из трех указанных поселений. Братство их явилось в легенде как бы закреплением союза» киевских поселений. Отметим, что сам же летописец показывает запутанность истории Кия, Щека и Хорива, вступая в полемику с теми, кто рассказывал о них иначе.

Возможно и то, что легенда о Кие, Щеке и Хориве была заимствована древнерусскими книжниками из какого-то иностранного источника. Так, в армянской «Истории Тарона», которую приписывают сирийцу, епископу Зенобу Глаку (VII век), содержится среди прочих преданий и легенда о братьях Куаре, Мелтее и Хореане: «И дал (царь Валаршак) власть трем их (братьев Гисанея и Деметра, князей «индов», изгнанных из своей страны царем Динаскеем, а затем убитых в Армении Валаршаком) сыновьям — Куару, Мелтею и Хореану. Куар построил город Куары, и назван он был Куарами по его имени, а Мелтей построил на поле том свой город и назвал его по имени Мелтей; а Хореан построил свой город в области Палуни и назвал его по имени Хореан. И по прошествии времен, посоветовавшись, Куар и Мелтей и Хореан поднялись на гору Каркея и нашли там прекрасное место с благорастворением воздуха, так как были там простор для охоты и прохлада, а также обилие травы и деревьев. И построили они там селение, и поставили они двух идолов: одного по имени Гисанея, другого по имени Деметра». Как видим, имена двух из трех братьев напоминают имена братьев — основателей Киева (Кий — Куар и Хорив — Хореан), и в обеих легендах совпадают некоторые детали повествования (каждый из братьев сначала живет на своем месте, позднее братья строят городок на горе и т. п.). Как попала к летописцам эта легенда, неясно, однако можно предположить, что она помогла летописцам, обнаружившим сходство имен героев армянской легенды с названиями киевских урочищ, составить историю киевских братьев-основателей.

Среди историков немало и тех, кто склонен доверять легенде о Кие. Аргументом в пользу его историчности служит все та же летописная история о том, что Кий-де «ходил» к Царьграду (военным походом или просто путешествовал, неясно) и даже оставил на Дунае материальные следы своего существования — основал город «Киевец». Академик Б. А. Рыбаков на основе довольно произвольных допущений и параллелей даже определил время этого «хождения» — период правления императора Юстиниана I (527–565), которым «широко практиковалось» «приглашение славянских (антских) князей с их дружинами на византийскую службу с их дружинами» для противодействия многочисленным ордам кочевников, или даже — время императора Анастасия I Дикора (491–518).

Недавно В. Б. Перхавко, обратившийся к сюжету об основании полянским князем городка на Дунае, пришел к выводу, что под названием «Киевец» летопись имеет в виду Киос (Киус), возникший на месте современной коммуны Гырличиу в Румынии, как фракийский поселок, еще в I тысячелетии до н. э. Не позднее III века н. э. он был превращен римлянами в укрепленный лагерь, а в эпоху Средневековья представлял собой рядовое поселение на территории Нижнего Подунавья. Киос, как видим, в действительности возник задолго до появления славян на Нижнем Дунае. Простое сходство названий («Киос» и «Киев») позволило летописцу приписать основание еще и этого города легендарному Кию. «Примечательно, что для большего правдоподобия составитель Повести временных лет трансформировал неславянское название «Киос» (Киус) в восточнославянский хороним «Киевец» — диминутив от наименования Киева. В древнерусской топонимии часто встречаются такого рода пары: Киев — Киевец, Преслав (Переяславль) — Переяславец, Дмитров — Дмитровец, Мстиславль — Мстиславец, Юрьев — Юрьевец, Ярославль — Ярославец, Владимир (Володимер) — Володимерец, Волок — Волочек и другие. Многие из городов получили названия по именам князей-основателей: Владимир-Волынский, Владимир-на-Клязьме, Василев, Юрьев, Изяславль, Ярославль и т. д.». Исследователь обратил внимание на целый ряд несуразностей в летописном тексте. Так, например, составитель Повести временных лет, рассказывая об основании «Киевца», совершенно не к месту использовал при этом глагол, «рубить», хотя в отличие от лесных областей Восточной Европы на Дунае крепости не рубили из дерева, а строили из камня. Это тоже выдает летописца. Дело в том, что обязательной составляющей деятельности любого русского князя X–XI веков считалось основание городов. Киевские князья Владимир Святой и Ярослав Мудрый основали много городов. Поэтому, описывая деятельность первых русских князей, Повесть временных лет обязательно сообщает, что они «ставили» и «рубили» города, перенося реалии конца X — первой половины XI века в более ранние времена, превращая это сообщение в один из летописных стереотипов описания строительства князьями новых градов-крепостей. По этому же образцу было составлено и сообщение об основании Киевца на Дунае. Значит, дунайская часть предания Повести временных лет о деятельности князя Кия является вымыслом летописцев. А за исключением этого легендарного рассказа нет никаких доказательств пребывания Полянского князя в Византии, его встречи с византийским императором и создания им городка-крепости Киевец на Нижнем Дунае. Все вышесказанное еще раз заставляет нас усомниться в историчности Кия и его родни.

Сложнее обстоит дело с Аскольдом и Диром. В отличие от Кия, поход и встреча которого с византийским императором — плод фантазии летописца, реальность похода Аскольда и Дира на Царьград, кажется, находит себе подтверждение в авторитетных византийских источниках 60–70-х годов IX века, из которых следует, что ранним утром 18 июня 860 года со стороны моря к Константинополю неожиданно подошли русы, высадились у самых стен византийской столицы и осадили город. Нападающие захватили и разграбили все селения и монастыри на близлежащих к Константинополю островах, безжалостно убивали пленных. Осада продолжалась ровно неделю, а 25 июня русы внезапно стали отходить. Очевидцы нашествия ни словом не упомянули о буре, которая, согласно Повести временных лет, якобы разметала флот русов после того, как при огромном стечении народа край ризы Богородицы был опущен в море. Напротив, современники писали о неожиданном для осажденных отступлении русов. Лишь в трудах византийских авторов X века появилась такая концовка, перешедшая затем из «Хроники продолжателя Георгия Амартола» в нашу Повесть временных лет. Но так ли уж важны детали?! Главное — сами греки сообщают о походе русов, а русская летопись называет имена князей, возглавлявших этот поход (Аскольд и Дир), имена, которые византийцам могли так и остаться неизвестными. Зато Повесть временных лет не знает точной даты похода, путая 860-й год с 866-м.

Однако анализ летописного сообщения о походе Аскольда и Дира на Царьград показывает, что насторожиться следует не только из-за расхождения в деталях. Греки действительно не знают, что за русы совершили набег на Константинополь в 860 году. Однако и русские летописцы долгое время считали, что Аскольд и Дир не имели никакого отношения к этому походу. Как уже отмечалось, события X–XI веков описаны в Повести временных лет по более раннему летописному своду. Этот свод дошел до нас в начальной части Новгородской первой летописи младшего извода. В ней поход на Константинополь совершает русь, имена предводителей которой летописец не называет. Чуть ниже он сообщает историю столкновения Олега и Игоря с братьями Аскольдом и Диром, но из текста летописи никак не следует, что именно Аскольд и Дир совершили поход на Царьград. И лишь составитель Повести временных лет, взяв рассказ более раннего свода, использовав греческие источники, в которых, как уже отмечалось, также не названы имена предводителей русов, приписал поход на Царьград Аскольду и Диру. Эта же летопись превратила Аскольда и Дира в бывших бояр Рюрика.

Последняя деталь, кстати, тоже любопытна. Дело в том, что в труде польского автора XV века Яна Длугоша «История Польши», в распоряжении которого были какие-то недошедшие до нас русские летописи, относительно киевских князей Аскольда и Дира сообщалось, что это были два брата-потомка древних князей киевских Кия, Щека и Хорива. Часть киевских русов из-за увеличения численности населения и будучи недовольна тем, как правили братья, переселилась в другой край. Эти переселенцы и призвали варягов, которые пришли под начальством Рюрика, Синеуса и Трувора. Они стали князьями, так как призывавшие не могли согласиться насчет выбора князя из своей среды. После их смерти сын Рюрика, Игорь, коварно умертвил Аскольда и Дира и положил начало господству нового княжеского рода на Руси.

Родственные связи Аскольда и Дира с легендарным Кием вызывают серьезные сомнения, как, впрочем, вызывает сомнения факт существования самого Кия. Дело в том, что поляк Ян Длугош пытался таким образом обосновать права Польши и Литвы на Киев. Он отождествлял киевских полян с поляками, а Кия считал польским языческим князем. Утверждая принадлежность Аскольда и Дира к потомкам местной (польской) династии, устраненной северными завоевателями, Длугош отрицал тем самым права Москвы, в которой сидели Рюриковичи, на Киев.

Но вернемся к истории похода русов на Царьград в 860 году. Итак, скорее всего Аскольд и Дир не имеют к этому походу никакого отношения, а их участие в нем — умозаключение автора, писавшего 250 лет спустя после этих событий, умозаключение, казавшееся ему логичным (поход совершила русь, а князья Киева в это время — Аскольд и Дир). Между тем поход на Константинополь могла совершить и азовско-черноморская (тмутараканская) русь, независимая от Киева, о которой более подробно речь пойдет ниже. Что же тогда остается в летописи от Аскольда и Дира? Неясное сообщение об их происхождении (то ли бояре Рюрика, то ли местные киевские князья) и история их гибели от руки Олега. Негусто. Правда, есть еще ряд уникальных сообщений в поздней (второй половины XVI века) Никоновской летописи, в начальной своей части следующей в основном за Повестью временных лет. Под 6372 (864) годом в ней помещено сообщение об убиении «от болгар» сына Аскольда, которого в Повести временных лет нет, под 6373 (865) годом — о том, что Аскольд и Дир воевали с полочанами и много им зла сотворили. А под 6375 (867) годом говорится еще и о голоде в Киеве, и об избиении Аскольдом и Диром «множества печенегов». В том же году в Киев к Аскольду и Диру бежало от Рюрика много новгородских мужей.

Об источниках, из которых летопись XVI века могла почерпнуть столь любопытную информацию, среди историков идет спор. Одни (например, Б. Д. Греков, В. В. Мавродин, Б. А. Рыбаков) считают, что ее составители имели в своем распоряжении какие-то древние источники, до нас не дошедшие. Другие (Б. М. Клосс, Я. С. Лурье) доказывают, что известия Никоновской летописи по древнейшей истории Руси носят или легендарный характер, или основаны на домыслах ее составителя. Окончательного решения нет, и вряд ли оно возможно.

Правда, есть еще один источник, который если и не подтверждает летописную биографию Аскольда и Дира, то хотя бы свидетельствует в пользу достоверности факта их существования. Речь идет об одном крайне сложном известии, содержащемся в труде «Промывальни золота и рудники самоцветов» арабского энциклопедиста аль-Масуди (умер в 956 году) в рассказе о славянах и их племенах. Труд этот написан в 947–948 годах, однако известно, что сведения о славянах автор черпал в основном из не сохранившегося до наших дней труда аль-Джарми. Об этом авторе известно, что он находился в византийском плену и был освобожден в сентябре 845 года, после чего написал специальный труд о Византии и ее соседях. Трудность состоит в том, что аль-Масуди наряду с трудом аль-Джарми использовал и другие материалы, которые вычленить практически невозможно. Известен и другой арабский автор, побывавший в византийском плену уже около 900 года, — Харун ибн Йахья. Аль-Масуди мог использовать и его материалы. Поэтому можно предположить, что сведения арабского энциклопедиста восходят именно к этим источникам и должны датироваться IX веком. Аль-Масуди упоминает в своем труде некоего «славянского царя» «аль-Дира», который «имеет обширные города и многие обитаемые страны; мусульманские купцы прибывают в столицу его государства с разного рода товарами». Вполне возможно, что имеется в виду наш летописный Дир.

Итак, смутное упоминание о Дире в труде арабского автора может свидетельствовать в пользу историчности этого персонажа. Однако ни о каком Аскольде аль-Масуди не упоминает. Можно, правда, предположить, что этот Аскольд был не соправителем, а предшественником или преемником Дира. Однако в этом случае вся летописная история их правления оказывается никуда негодной. Итак, в отличие от Кия, Щека и Хорива, Аскольд и Дир являются, возможно, историческими деятелями, но ничего определенного об их деятельности мы сказать не можем.

Перейдем к разбору известий о Вещем Олеге. Летописная история триумфального шествия этого князя по землям славянских племен также может быть поставлена под сомнение. Начать следует с того, что Новгород, который в летописях упоминается впервые под 6370 (862) годом, изображен в них как исходный пункт движения Олега, ранее середины X века, по археологическим данным, на своем нынешнем месте не прослеживается. Примерно 953-м годом датируется самая древняя из построек, исследованная в нем археологами. Хотя, возможно, ученым пока еще не удалось обнаружить слои древнее, безрезультатность поисков рождает сомнения в летописном известии. В иностранных же источниках Новгород впервые упоминается в середине X века. Правда, само название «Новгород» — «Новый город» предполагает существование некоего «Старого города», из которого жители переселились на «новое» место. Может быть, из этого «Старгорода» и выступил в экспедицию Олег? В пределах Новгородской земли городов очень мало, к числу же древних относятся вообще лишь Старая Ладога, Старая Русса и Рюриково Городище (расположено в 2-х км от Новгорода). Все эти три города уже рассматривались специалистами в качестве предшественника Новгорода. Раскопки, произведенные в Старой Руссе, показали, что город появился в XI веке. Ладога и Рюриково Городище, бесспорно, обладают древними слоями, но нельзя по археологическим находкам проследить прямую генетическую связь их жителей с новгородцами. Следовательно, отсюда переселение в Новгород произойти не могло. Не исключено, что со временем «Старгород» все-таки будет обнаружен, но история похода Олега не приобретет от этого новых аргументов в пользу своей достоверности. Летописец выдвигал на роль начального пункта движения Олега именно Новгород, возникший более чем на полвека позже. Отсюда вывод: или летописец не знал, откуда появился Олег и вывел его из Новгорода, или извратил события по каким-то другим причинам. В любом случае, маршрут движения Олега выглядит недостоверным. Недостоверность его подтверждается и нелогичностью сообщения Повести временных лет о том, что Олег-де, явившись из Новгорода в Киев, завоевав его силами северных племен, заставил новгородцев же платить дань Киеву.

Поскольку летописное сообщение о появлении Олега из Новгорода вызывает сомнения, то сомнителен и весь путь этого вождя с севера на юг. Рассказ Повести временных лет скорее отражает представления летописца о том, как «должно было бы происходить» завоевание этих племен, а не то, как оно «происходило на самом деле». «Прежде всего у него поставлено подчинение кривичей, так как кривичи находились на дороге между Новгородом и Киевом, а потому оно отнесено ко времени ранее покорения Киева, и так как Олегу путь лежал на юг, то, подчиняя на этом пути народы, ему естественно нужно было вместо себя кого-нибудь оставить, и он в Смоленске и Любече, по летописному сказанию, оставляет своих мужей. По покорении Киева Олег подчиняет древлян, потом северян, потом радимичей, и у нашего летописца отводится на каждый народ по одному году… Эта правильная последовательность во времени отзывается искусственностью и сочиненностью. Летописец слыхал от народа о факте покорения тех и других, одних за другими, и расставил их год за год после киевского переворота, а потом уже наставил пустых годов, не зная чем их наполнить».

При этом летописец исходит из информации о том, как строились отношения Киева с тем или иным племенем позднее. Например, с древлянами Олег воюет и покоряет их, накладывая на них «тяжкую» дань. Вполне понятно, что именно так, по мнению киевского летописца, должен был поступить по отношению к древлянам, давним врагам полян, киевский герой. Ведь, согласно летописям, было время, когда древляне «притесняли» полян. Другие соседи — северяне — не были столь ненавистны полянам, поэтому и завоевание их «проходило» менее болезненно и отделались они легкой данью. Радимичи же вообще добровольно соглашаются платить Олегу ту дань, какую платили хазарам. «Обращение Олега с последними выражено совершенно в простодушном тоне народного предания. — Кому дань даете? — спрашивает их Олег. — Козарам, отвечают ему. — Не давайте козарам, а мне давайте, говорит Олег. — Радимичи соглашаются и обещают платить Олегу дань в том самом размере, в каком прежде платили козарам, по шелягу от рала. Не говоря уже о комичности такого факта, если его принимать в буквальном смысле как историческое событие, известие, будто радимичи платили дань козарам монетою, перенесено на древнейшее время с признаков позднейших времен, да и то в преувеличенном виде. При тех условиях, в каких радимичи должны были находиться в IX-м столетии, едва ли возможно было платить им дань звонкою монетою в таком размере, да и сама летопись в другом месте приводит более сообразное с историческою возможностью предание о том, что подчиненные козарам славяно-русские народы платили дань беличьими мехами…; это известие о платеже дани монетою козарам показывает, что летописец не затрудняясь вносил в свою летопись слышанные им предания в таком виде, в каком они очутились спустя более двух веков, принимая в себя черты дальнейших видоизменений под влиянием признаков и условий последующей истории народа».

Любопытно, что летописец, столь уверенно и детально описывая движение Олега на юг, в точности не знал, какие именно племена были завоеваны последним, как, впрочем, он не знал и того, какие племена находились в зависимости от Киева к середине X века. Так, в летописи среди племен, попавших в зависимость от Киева, не упомянуты дреговичи. Следовательно, они, по мнению летописца, еще не были покорены Киевом. А между тем византийский император Константин Багрянородный (913–959) называет в середине X века «другувитов» в числе данников русов. Несовпадение данных Константина Багрянородного, современника событий, и Повести временных лет свидетельствует о «трафаретности» летописного списка покоренных Олегом племен. Применяя «трафарет», летописец вносил в список те племена, которые вовсе не были подчинены Киеву, например вятичей, а те, которые реально зависели от русов, оставлял в числе независимых, так как они не вписывались в представления летописца о ходе завоевания славян русами. На возможность существования подобного «трафарета» указывал еще такой крупный специалист по летописанию, как А. А. Шахматов, обративший внимание на то, что «сообщение о покорении Радимичей составлено по образцу сообщения о покорении Вятичей» Святославом.

Итак, результаты анализа летописного рассказа о завоевании Олегом славянских племен заставляют нас усомниться в том, что он отражает реально происходившие события. Реально же завоевание славян длилось не два-три года, а не один десяток лет и проходило постепенно, с большим разрывом во времени между первым наложением дани и полным подчинением завоевателям. В частности, древляне, которых по летописи подчинил еще Олег, продолжали сопротивляться и киевскому князю Игорю, и княгине Ольге. При этом они, уплачивая дань Киеву, во внутренних делах сохраняли полное самоуправление. Недаром, рассказывая о столкновении древлян с Киевом в 40-е годы X века, Повесть временных лет называет их область «землей». Так в летописях обычно называются вполне суверенные политические образования, независимые соседние государства. Древлянами, согласно этому летописному рассказу, продолжали управлять их собственные князья, а один из них, Мал, даже сватался к киевской княгине Ольге, вдове убитого древлянами Игоря. То, что князь Мал был не единственным князем древлян, следует хотя бы из слов древлянских послов, обращенных к Ольге: «Послала нас Деревская земля, с такими словами: «Мужа твоего мы убили, ибо муж твой, как волк, расхищал и грабил, а наши князья добрые, привели к процветанию Деревской земли». Здесь древляне противопоставляют своих князей не вообще русским князьям, а только Игорю, показывая тем самым, что эти древлянские князья-устроители — современники Игоря и Ольги. Чуть позже, во втором посольстве к Ольге участвовали «лучшие мужи, управлявшие Деревской землею». Наряду с князьями в управлении Древлянской землей участвовали и простые древляне. Так, решение об убийстве Игоря, попытавшегося вторично собрать с них дань, приняли именно «древляне», правда, посовещавшись со своим князем Малом, вероятно, на вече. А в дальнейшем вообще действовали лишь «древляне», древлянские послы, причем послы не князя, а всей «Деревской земли». Некоторые элементы независимости древляне сохраняли и позднее, что проявилось во время борьбы между князьями Ярополком и Олегом Святославичами в 70-е годы X века.

Определенную независимость от Киева сохраняло и самое большое из летописных племен — кривичи, состоявшее из трех локальных групп — псковской, смоленской и полоцкой. В Полоцке особая княжеская династия просуществовала вплоть до времен Владимира Святого (конец X века). Радимичи, которые, согласно Повести временных лет, подчинились Олегу в 6393 (885) году и добровольно начали давать дань, согласно все той же Повести, воевали спустя сто лет еще с Владимиром Святым. Известно, как долго и упорно сопротивлялись Киеву уличи и тиверцы. Уличи, разгромленные к 40-м годам X века, передвинулись в междуречье Буга и Днестра. Последний раз племенные названия уличей и тиверцев упоминаются в 944 году. Дреговичи, платившие дань Киеву еще в середине X века, также сохраняли самостоятельность во внутренней жизни. Летописцы считали, что во второй половине века в земле дреговичей правил некий князь Туры. Еще с одним славянским племенем — хорватами — Владимир Святой воевал в 6500 (992) году, между тем как Повесть временных лет называет хорватов в числе племен, подчиненных Киеву уже при Олеге.

Ярким примером того, насколько длительным был процесс подчинения славян власти Киева, служит история борьбы киевских князей с вятичами. Повесть временных лет, используя все тот же «трафаретный» список племен, сообщает об участии вятичей в походе Олега на греков. Однако, как бы «забыв» об этом, чуть ниже рассказывает о новом подчинении вятичей, уже при Святославе. Еще позднее, Владимир Святой дважды воюет с вятичами. Т. Н. Никольская, посвятившая вятичам специальное исследование, обратила внимание на то, «что летописи не называют ни одного города в земле вятичей ни в этом столетии, ни в первых трех четвертях XI в. Показательно, что в течение всего XI в. из Киева в Ростово-Суздальскую землю и Муром ездили кружным путем, через Смоленск и верховья Волги. Очевидно, нужно было миновать землю вятичей. Переезд из Мурома в Киев через вятичскую территорию был одним из подвигов былинного Ильи Муромца. Владимир Мономах в своем «Поучении», относящемся к концу XI в., говорит о походе через землю вятичей, также как об особом подвиге. Он не сообщает ни о покорении вятичей ни об обложении их данью. Управлялись они в это время независимыми племенными вождями. Двое из них, Ходота с сыном, названы в «Поучении» Владимира Мономаха».

Не менее продолжительным был период подчинения и неславянских, угро-финских племен (мери, чуди и веси), которые в своих внутренних делах еще долго были независимы и нетерпимо относились к вмешательству в них Киева. Здесь следует вспомнить о том, что в 70-е годы XI века некая «заблудящая чудь» убила епископа Леонтия Ростовского. Лишь в XI–XII веках, по археологическим данным, завершилось освоение славянами Волго-Окского междуречья, а до середины XI века влияние славян на мерю, чудь и весь было весьма скромным.

Летописный же рассказ о покорении славян Олегом скорее всего, отражает характерную черту, свойственную психологии народа вообще: «Народные предания, сохраненные летописями, обыкновенно связывают древние учреждения с именами государей или правителей-реформаторов. Они не могут представить себе возникновение учреждения иначе как в виде создания его волей законодателя. Как солнце, луна, звезды и земля созданы были богом из ничего в семь дней творения, так точно и каждое учреждение должно иметь своего творца-законодателя, создавшего его из ничего в тот или другой год творения».

Тенденциозность летописного рассказа о завоевании Олегом славян позволила некоторым историкам даже предположить, что Олег был или местным киевским князем, или он пришел в Киев не с севера, а с юга и был князем Тмутараканской Руси. По мнению этих исследователей, объединение славянских племен началось не с севера, а с юга. С последним положением скорее всего можно согласиться. Растянувшееся на столетия покорение славянских племен Киеву происходило не в интересах одного какого-то князя, а, прежде всего, в интересах этого города.

Насколько легендарен путь Олега с севера на юг, настолько же легендарна и история захвата им Киева. Вообще мотив захвата города спрятанными в засаде и одетыми в купеческое платье воинами принадлежит к наиболее распространенным в мировом фольклоре. Он встречается в памятниках древней и средневековой египетской, греческое, римской, иранской, арабской, германской, итальянской и других западноевропейских литератур. На территории нашей страны известен целый ряд параллелей к этой легенде. Например, в русской «Сказочной» повести о взятии Азова в 1637 году донскими казаками говорится: «И не доходя до Азова за день, стали (казаки) в камышники тайно и начата думати како бы Азов взяти. И мало казаки призадумались… И повеле атаман по четыре человека в телеге летчи с оружьем, и сказал им: «Как будет время, и вы будете готовы». И увяза телеги, а в тридцать телег товару повеле положить, и пристав ко всякой телеге по человеку — итого сто тридцать человек. И снаряди атаман все возы и всех казаков нарядил в другое платье». С подложным письмом к азовскому паше псевдокупеческий караван благополучно въехал в Азов. Ночью казаки выскочили из отведенного им гостинного двора и порубили врагов. В реальности же все происходило по-другому — казаки устроили подкоп под стену и заложили туда пороховой заряд. В возникшую в результате взрыва брешь устремились штурмующие, и Азов был взят. Существует предание о взятии подобным же образом персидского города Фарабада Степаном Разиным. Известна олонецкая легенда о поляках Дмитрия Самозванца, пробравшихся в Москву в бочках, содержавших якобы приданое Марины Мнишек.

Столь же распространены в мировом фольклоре образы корабля, поставленного на колеса, и щита, прибитого на воротах города. Эпизод же с разными парусами для русов (киевлян) и прочих славян принадлежит к тем народным пересмешкам одного края над другим, когда обитатели одного хотят показать свое превосходство над обитателями другого. О том, что киевляне щеголяли своим превосходством над остальными славянами, свидетельствует запись, относящаяся к сравнительно более позднему времени. Так, в начале XI века киевляне, сражаясь за Святополка против Ярослава, шедшего на них с новгородцами, они насмехались над новгородцами, называя их плотниками, и угрожали заставить их строить себе хоромы. Весь красочный рассказ летописи о походе Олега на Царьград оказывается составленным из устных преданий. В соответствии с требованиями жанра не указываются причины войны, так как в подобного рода произведениях единственная побудительная причина — удаль богатырская. Ситуация усугубляется еще и тем, что византийские источники ничего не знают о походе Олега на Царьград, да и вообще их известия о Руси конца IX — начала X веков крайне скудны. Не могли же греки не заметить осады своей столицы русами в 907 году? Более ранний поход русов 860 года, как мы видели, зафиксирован ими четко. Уж не является ли история похода Олега на Царьград фантазией, состряпанной из различных преданий и деталей исторических более раннего похода 860 года и более позднего 941 года? Ведь, судя по историям с Кием, Аскольдом и Диром, летописцы стремились каждому киевскому князю приписать поход на Византию!

Легендарна и история переговоров Олега с греками. Одна дань с греков чего стоит! По 12 гривен на человека, на 2000 кораблей, на каждом из которых 40 человек! Это составляет 960 000 гривен. Учитывая, что гривна представляет собой слиток весом 200 г, при переводе на византийские деньги, сумма контрибуции исчисляется в 1 209 600 золотых солидов. Такой контрибуции Византия никогда и никому не уплачивала. Само по себе число двенадцать — число символическое, обычное в песнях и сказках.

Согласно летописям, спустя несколько лет после похода на греков Олег скончался от укуса змеи. Это тоже распространенный в фольклоре разных народов мотив сбывающегося, несмотря на все предосторожности, предсказания о смерти от того или иного животного. В одной только сербской глубинке в середине XIX века было записано три предания, сходные с летописным. «Одно из них гласит так: турскому царю доктор предсказал смерть от любимого коня. Царь приказал отвести коня в луг и оставить без присмотра; конь осенью околел. Спустя после того пять или шесть лет, царь, после пира, вздумал прогуляться по лугу и наткнулся на голову своего коня. Он посмеялся над прорицанием, но в это время из черепа выползла змея и ужалила его в ногу; от того царь умер, и прорицание сбылось. Другое сказание, видоизмененное, перенесено на женскую особу. У царя была дочь, которой предсказали смерть от змеи. Отец приказал сделать ей стеклянный дом, куда никак не могла заползти никакая гадина; но однажды царевне захотелось винограду; ей принесли его, и вдруг из кисти выскочила змея и ужалила царевну, которая и умерла. Третье сказание переносит этот миф из богатырского и царского мира в простой сельский: девушке предсказана смерть от волка. Она всеми силами избегает возможности встретиться с волком. Спустя девять лет девушка, уже вышедши замуж, умерла от раны, нанесенной ей зубом убитого волка, которого голову она толкнула ногою. В наших малорусских сказаниях есть одно, также близко подходящее ко всему этому. Пану предсказывается смерть от дерева, растущего в саду у него; пан приказал срубить дерево, разрубить на поленья и сжечь в печке, но, бросая в печь поленья, занозил себе руку и умер от этого».

Подобного рода легенды существуют в английском и германском устном народном творчестве. Но более всего сходства обнаруживается у летописного рассказа о смерти Олега с древнеисландской сагой о норвежце Орвар-Одде. Ему вещунья также напророчила гибель от змеи, которая выползет из черепа его собственного коня по имени Факси. Одд собственноручно убил коня, чтобы воспрепятствовать судьбе. По прошествии очень многих лет (сага отмерила герою триста лет жизни), после всяких похождений и подвигов в дальних странах, Одд, уже в старости, решил посетить родные места, думая, что пророчество о гибели на родине не сбудется. Он спотыкается о конский череп и в досаде ударяет по нему копьем. Из черепа выползла змея, от укуса которой Одд и умер. Сходство саги и летописного предания так велико, что уже полтора десятилетия в науке идет спор об их соотношении. Одни ученые считают, что сага заимствовала этот мотив из русской летописи, другие придерживаются прямо противоположного мнения. Некоторые ученые даже отождествляли Олега с Оддом.

Любопытные расхождения встречаются в летописях относительно вопроса о времени и месте смерти Олега. Повесть временных лет помещает рассказ о его смерти под 6420 (912) годом, сообщая, что похоронили его на горе Щековице, где «есть могила его и доныне, слывет могилой Олеговой. И было всех лет княжения его тридцать и три». (Сразу отметим — тридцать и три, как и двенадцать — излюбленные числа в фольклоре.) В отличие от Повести, Новгородская первая летопись младшего извода сообщает, что в 6428 (920) году Игорь и Олег совершили совместный поход на греков. Отметим, что, согласно Повести временных лет, первый поход Игоря на греков имел место в 6449 (941) году, когда Вещего Олега уже давно не было в живых. По версии же Новгородской первой летописи младшего извода, лишь в 6439 (922) году Олег совершил свой легендарный поход. Таким образом, Олег действовал, согласно этой летописи, гораздо позднее 912 года и смерть его относится в 6430 (922) году.

К традиции Новгородской первой летописи младшего извода примыкают Устюжская летопись (первая четверть XVI века), Пискаревский летописец (первая четверть XVII века) и др. Правда, в этих сводах имеются определенные отличия в изложении материала в сравнении с Новгородской первой летописью младшего извода. Например, Устюжская летопись (Список Мациевича) помещает первый поход Олега на греков под 6408 (900) годом, но зато второй поход, совершенный совместно Олегом и Игорем — под 6435 (927) годом, относя к этому же году и сообщение о смерти Олега. Любопытно, что вслед за этим сообщением в летописи рассказывается о вступлении в 6420 (912) году на киевский стол Игоря. Путаница невозможная!

Но путаницей в датах дело не ограничивается. Если Повесть временных лет помещает могилу Олега на Щековице, то Новгородская первая летопись младшего извода помещает его могилу в Ладоге, но тут же добавляет, что «другие» рассказывали летописцу об уходе Олега «за море», где его и укусила змея. И это еще не все! Кроме могилы на Щековице, в самом Киеве показывали еще одну могилу Олега на западном склоне Старокиевской горы, вблизи Жидовских ворот, названных позднее Львовскими. Итого: четыре могилы на одного человека! Часть историков пошла по пути объявления большинства могил мнимыми и признания «истинной» лишь одной из них. А украинский историк А. П. Толочко, напротив, пришел к выводу, что история с могилами связана с имевшим место в древности у разных народов сакральным умерщвлением царя, расчленением его тела и захоронением частей в разных концах страны. Однако А. П. Толочко проводит слишком вольные параллели, совершенно не учитывая, что роль киевского князя отличалась от той сакральной роли, которую играли цари в обществах, приведенных автором в пример. Кроме того, в этих странах подобное захоронение — устойчивая традиция, на Руси же примером может служить лишь множество могил Олега. Более правильной нам кажется точка зрения историков, которые видят в могилах Олега захоронения не одного, а нескольких человек, вероятно, носивших это имя (М. С. Грушевский, А. Г. Кузьмин). Исходя из этого, можно утверждать, что и образ Вещего Олега сложный, в нем отразились предания о нескольких героях, живших в разное время, носивших это имя и похороненных в разных местах.

Итак, у нас получилось, что летописная биография Олега составлена из устных преданий, представляющих собой «бродячие сюжеты», встречающиеся у многих народов, да к тому же повествующих о нескольких героях. После этого, кажется, можно согласиться с Н. И. Костомаровым, что «личность Олега является в нашей первоначальной летописи вполне личностью предания, а не истории». Однако в Повести временных лет есть место, относящееся к Олегу и явно составленное не на основе устных преданий. Это два договора (907 и 911 годов), заключенные русами при Олеге с греками. О договорах Руси с Византией, хранившихся долго в каком-то хранилище, а затем вписанных в Повесть временных лет, существует огромная литература. Еще бы! На фоне преданий, из которых составлена летопись, несколько документов действительно X века кажутся спасительным маяком, точкой опоры, позволяющей выбраться из трясины предположений, в которых постоянно, в силу специфики источников изучаемой эпохи, тонут историки. Относительно договоров Олега следует сразу оговориться, что если договор 911 года в целом не вызывает настороженности у специалистов, то с договором 907 года дело обстоит иначе. Одни историки вообще сомневаются в том, что в 907 году был заключен какой-то договор, считая его текст в летописи изобретением летописца, фальсификацией. По их мнению, летописец, ознакомившись с текстом договора 911 года, обнаружил в его заглавии указание на то, что ему предшествовал какой-то договор, тождественный договору 911 года. Из заглавия летописец вывел, что первый мир относится ко времени Олегова похода на Царьград. Он высчитал и время похода — 907 год, просто-напросто взяв эту дату из народного предания, которое оказалось здесь же, в летописи, и говорило о смерти Олега через четыре года на пятый после его похода на Византию. Из договоров 911 и 944 годов летописец перенес часть положений под 907 год, и получился новый договор. Другая группа ученых не отрицает достоверности летописных сведений о договоре 907 года, но считает его предварительным миром, который был перезаключен в 911 году. Ряд ученых, наконец, высказывает даже точку зрения, что договор 907 года не только не был предварительным, но, напротив, был основным договором, который русы заключили в X веке, а все последующие соглашения (911, 944 и 971 годов) заключались лишь в его подтверждение.

В целом, не вдаваясь в подробности вопроса о том, сколько же договоров заключил Олег с греками, мы можем признать, что договоры 907 и 911 годов подтверждают факт существования в начале X века князя с таким именем, заключившего соглашение с Византией. Однако это единственное, что дает нам договор об Олеге. Из договоров даже не следует, что перед их заключением происходила война, тем более такая важная, какой представлена она в летописном рассказе. В этом договоре, напротив, мы встречаем, прежде всего, известие о бывшей много лет любви между христианами и Русью. Можно допустить только, что перед тем было какое-то недоразумение, может быть, частное столкновение (ну уж, конечно, не поход на Константинополь, о котором бы было тогда сообщение в византийских источниках), разукрашенное затем народной фантазией. Обнаруженный в архиве договор (или договоры) Олега, имел дату составления, и это позволило летописцу собрать и отнести к этому времени все предания об Олеге (или Олегах?), ходившие в народе.

У нас есть еще один источник, который с некоторой натяжкой может свидетельствовать об историчности Вещего Олега. Речь идет об уже упоминавшемся произведении аль-Масуди «Промывальни золота и рудники самоцветов». Сообщив о царе «аль-Дире», арабский автор упоминает и другого славянского «царя». Имя его в рукописях искажено, но по одному из вариантов может быть прочтено как аль-Олванг, что очень напоминает имя Олег. Этого аль-Олванга аль-Масуди считает соседом аль-Дира. У него «много владений, обширные строения, большое войско и обильное военное снаряжение. Он воюет с Румом, франками, лангобардами и другими народами. Войны между ними ведутся с переменным успехом. За этим царем следует из стран славян царь турок (венгров?), а это вид славян наиболее красивый, наибольший числом и силой». Если предположительно датировать это известие аль-Масуди 40–80-ми годами IX века, то можно высказать предположение, что речь здесь идет о времени, предшествующем столкновению Олега и Дира. Но все это очень гадательно. Аль-Олванг является ближайшим соседом аль-Дира, живет на юге и ниоткуда сюда не приходит. Да и не относится ли сообщение об аль-Олванге уже к X веку. В этом случае речь идет совсем о другом князе, которого аль-Масуди, в силу особенностей, свойственных арабским источникам, превратил в современника и соседа аль-Дира.

Итак, об Олеге мы можем сказать то же, что и об Аскольде и Дире. Это историческое лицо, его летописная биография сомнительна, а других фактов о нем у нас нет. В целом и Олег, и Аскольд с Диром оказываются малоизвестными персонажами нашей истории.